Интервью с INXS. «Майкл, безусловно был фигурой впечатляющей»

(John Fariss, опубликовано в «Музыкальной газете», зима 2003)

Прошло более пяти лет с тех пор, как австралийская звезда INXS практически погасла, оставив после себя только вспышки слухов, отблески интриг и скандалов. О группе фактически забыли… вплоть до настоящего момента, когда после выпуска «бест оф» сборника легендарные поп-рокеры заявили о желании вернуться на сцену — в обновлённом составе, залечив былые раны… На другом краю Земли, на другом конце телефонного провода — барабанщик и один из основателей команды Джон Фаррисс.

INXS Безумно рада тебя слышать, Джон! Тёплая Австралия на связи, так?

(смеётся) Да, у нас тут впрямь тепло! Сегодня погода особенно радует: небо ясное-ясное, дует ласковый ветерок, хорошо и… особенно хорошо для тех, кто собрался поиграть в крикет! Не то, что у вас, верно?

Да уж… Крикет тут явно не пройдёт. Честно говоря, была несколько удивлена, услышав, что INXS снова собираются в тур…

Не только собираются, но уже даже успели дать ряд концертов! Сейчас в группе царит атмосфера радости и оптимизма: мы полны энергии и снова готовы покорять мир! Наши ряды пополнились новым вокалистом, Джоном Стивенсом, и, надо сказать, он очень органично вписался в команду. Не далее, чем завтра мы отправляемся с концертом в Новую Зеландию, потом — дальше, на фестиваль в Чили, после чего, надеюсь, удастся попасть в Европу. Одним словом, планов много, мы полны энтузиазма как никогда, и уже идёт работа над новыми песнями. Так что… INXS возвращается!

Джон также принимает участие в написании новых песен?

Да, немного. Как всегда, в этот процесс вовлечены все участники коллектива, сейчас мы как раз пытаемся наладить работу с Джоном, присматривается к нему, где-то экспериментируем… Конечно, ему нелегко — ведь речь идёт о работе с группой, которая играет с 1977 года и имеет свои особенности, касающиеся творческого процесса — но, как бы там ни было, пока проблем не возникает, и я лично не вижу предпосылок их появления. Всё должно быть просто отлично! Сейчас мы стараемся насобирать как можно больше материала, чтобы потом отобрать лучшее и записать очередной полноформатник.

Как публика реагирует на ваш «камбэк», все счастливы и довольны?

Да, именно так! После смерти Майкла, после того, как группа, фактически, прекратила своё существование, мы получали горы писем со всех стран света — поклонники коллектива были по-настоящему шокированы этой утратой, и… именно они поддержали нас в трудные времена. Именно им мы, собственно, и обязаны своим возвращением: если б INXS не оставалась столь востребованной группой, то, по всей вероятности, ничего бы и не было — мы бы постепенно отошли от музыкальных дел, погрязли в семейно-житейских проблемах и… всё. Никакого продолжения. А теперь… да, конечно, все довольны. И фэны, и мы сами.

Только теперь Джону пожизненно остаётся смириться с тем, что его постоянно будут сравнивать с Майклом…

Ничего страшного, он вполне спокойно относится к таким проявлениям. Люди должны понять, что он никогда не станет Майклом, как Майкл никогда не смог бы стать Джоном. Таковой цели не было и быть не может. Жизнь INXS можно рассматривать в два этапа: ТОГДА и сейчас — временные отрезки нельзя наложить один на другой, как нельзя требовать от человека соответствия каким-то прошлым идеалам.

Впрочем, ты, конечно, права: такие сравнения вполне предсказуемы… ну что ж, мы готовы! Единственное, о чём хотелось бы напомнить и поведать людям — так это что в группе до сих пор осталось много участников оригинального состава, мы по-прежнему любим музыку, и мы по-прежнему по-братски любим друг друга. Мне кажется, это самое важное…

Чем вы занимались в течение пяти лет, прошедших со времени смерти Майкла и до сегодняшнего момента возвращения на сцену? Какие-либо музыкальные проекты?

Сначала… сначала было полушоковое состояние, непостижимый удар, который постиг нас со смертью друга и, можно даже сказать, брата. Мы знали друг друга с детства, вместе учились, вместе прошли через радости и сложности шоу-бизнеса. А потом… Время словно остановилось, и мы остановились вместе с ним. Это был период размышлений, попытка осознания… какая-то неожиданная рефлексия, для которой раньше практически не было времени. Группа, вполне понятно, прекратила свою деятельность, каждый остался в собственном коконе, стараясь превозмочь горе и отчаяния, выбраться наружу и родиться снова. Музицирование… да, безусловно, каждый из нас занимался мелкими соло-проектами — скорее, для себя, нежели для того, чтобы вынести это дело на всеобщий суд. Кто-то, наконец, получил возможность почувствовать себя отцом — да, да, именно так! Раньше, с головой окунувшись в мир музыки, гастролей, съёмок и репетиций, мы совершенно не замечали, что происходило дома — на это просто не было времени! Теперь же, отойдя на время от этой суеты, каждый увидел, что у него, оказывается, есть дом, есть семья, есть дети, которым нужен отец. Тоже полезно, наверное… (смеётся) Одним словом, это были пять лет обыкновенной жизни, присущей большинству людей.

Потом вы устали от роли мужей и отцов, и…

(смеётся) Как же, как же! Конечно! У меня лично детей, нет, но, тем не менее, подписываюсь под этими словами! Однообразие съедает и поглощает, да, к тому же, не могли мы жить без INXS… хотелось испытать это снова. Теперь мне даже сложно поверить в то, что прошло более пяти лет — немалый период времени, но он пролетел, словно миг…

Насколько проще или, напротив, сложнее работать с собственным братом, нежели с остальными участниками группы?

Иногда проще, иногда сложнее — хотя… нет, мне кажется, всё-таки проще. Я просто хочу сказать, что, занимаясь музыкальной работой, ты редко рассматриваешь сотоварищей с точки зрения родственных связей: брат или нет, это, прежде всего, творческая индивидуальность, и потому подход ко всем более-менее одинаков. Единственное, что, безусловно, послужило большим плюсом, так это что… понимаешь, наше с Тимом родство послужило как основа братских и практически семейных отношений, установившихся во всё коллективе. Так что не погрешу против истины, сказав, что мы — одна большая семья.

Какой инструмент тебе более интересен — барабаны или клавиши?

Безусловно, барабаны! Это моя страсть, единственный музыкальный инструмент, способный поглотить меня целиком! Я, конечно, пытался обучаться игре на пианино — это было в возрасте пяти или шести лет — но, однажды сев за установку, понял, что вот оно… настоящее призвание.

Это когда было, в момент основания INXS, когда тебе исполнилось пятнадцать лет?

Нет, гораздо раньше! Первую установку мне купили в семь или в восемь лет, после чего я почувствовал себя самым счастливым парнем в мире!!! Кстати, не так давно мы сидели с отцом, вспоминали, с чего всё начиналось… как тогда, в 1967-ом или около того, мы просматривали газету с объявлениями, и на глаза попалась довольно дешёвая установка…. Как мы принесли её домой, первые шаги… эх, воспоминания, воспоминания! (смеётся) Нет, говоря о начале своей творческой карьеры, могу сказать, что тренировался я действительно много, порой забывая обо всех приличествующих мальчишескому детству увлечениях. Я был главным маршевым барабанщиком в школе, отмечая своими ритмичными залпами важнейшие вехи школьной жизни, а также такие обыденные вещи как ежедневные походы с утреннего собрания — перед тем, как войти в класс. Мы жили как раз через дорогу, и мама каждое утро рассказывала умилённым соседям, что это её удивительный сын оглашает окрестности барабанной дробью… хмм… вообще, много всего интересного! (смеётся)

А кумиры, люди, которым хотелось подражать больше всего?

Ох, очень много замечательных драммеров! Но кумиром… безусловно, одним из первых (и всегдашних) кумиров был Ринго Старр! Потом были LED ZEPPELIN, DEEP PURPLE, джаз… но БИТЛЗ пришли и остались навечно!

Говоря об INXS, пресса постоянно говорила о Майкле… впрочем, так же происходит и сейчас. Не было ли вам (я имею в виду остальных, не менее «существенных» составляющих коллектива) как-то обидно, что ли… всё время оставаться в тени? Быть своего рода фоном для фигуры мистера Хатченса?

Нет, на самом деле никто не принимал такого положения дел всерьёз. Каждый понимал, что массмедиа нужна точка опоры, нужна звезда, икона, Личность — а не целая группа в составе шести человек. Лучше всего для этой цели подходит фронтмен — а Майкл, безусловно был фигурой впечатляющей. Харизматичной. Так же как… не знаю, Мик Джаггер стал своего рода воплощением ROLLING STONES. Мы все это понимали и не обижались, Майкл тоже это понимал — и не любил, когда об INXS говорили как о нём одном, а не о коллективе в целом. Впрочем… вне зависимости от всяких мнений, мы всегда были единством, все в этой группе были равны, и… я не знаю, что тут ещё сказать. Мы были братьями.

После того, как он умер, медиа во главу угла поставили скандалы, особенности интимной жизни Майкла, а также долго и упорно делили его деньги. Довольно цинично, не так ли?

Конечно. Я бы предпочёл, чтобы люди вспоминали, каким хорошим другом он был, каким замечательными человеком и музыкантом, а не ковырялись в грязном белье, стараясь раздуть из его смерти максимально красочный скандал. Но… это снова особенности жизни «публичного человека». Становясь объектом внимания большого количества публики, ты перестаёшь принадлежать себе, своим чувствам и эмоциям — всё вытаскивается на поверхность, всё смакуется… к этому сложно привыкнуть, но, однажды осознав существующие законы, привыкаешь и удивляться перестаёшь. Я, например, точно знаю, что для обывателя нет ничего более интересного, чем чужие деньги, чужая интимная жизнь и чужая смерть: в данном случае было всё, и… чего удивляться циничности? Я, например, воспринял это как должное и оставил для себя только свои воспоминания. Думаю, так сделал каждый из нас, оставив публику ковыряться в грязи.

Не так давно вышел сборник лучших песен INXS. Принимали ли вы участие в его составлении и… для чего он, собственно, был нужен?

Это была попытка подытожить 25 лет существования группы, выбрать самые существенные моменты, как-то… отпраздновать этот юбилей и воздать должное группе в целом и Майклу в частности. Это также стало своего рода стартовой площадкой для будущих свершений: вспомнив прошлое, мы более уверенно смотрим в будущее, переходим к новой стадии существования INXS, готовясь к подготовке и записи нового материала.

Какую музыку слушаешь сейчас, какие группы особенно впечатлили в последнее время?

Очень понравилась последняя работа COLDPLAY, RADIOHEAD (всегда были одной из моих самых любимых групп), FOO FIGHTERS, RED HOT CHILI PEPPERS, ещё… в общем, много всего. Я слушаю огромное количество музыки — самых разных стилей и направлений. Мне даже Eminem нравится.

Интересно…

Да-да, серьёзно. Только в небольших количествах, конечно! (смеётся)

Что ж, спасибо за содержательный разговор, Джон. Надеюсь, всё у вас будет ОК!

Да, я тоже надеюсь! Очень хотелось бы приехать в Россию или другие страны СНГ — ведь сейчас, кажется, для этого настал самый подходящий момент!

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Интервью с INTELMEDIA. «Как–то раз во время записи протекла крыша»

(опубликовано в "Музыкальной газете", весна 1999) Периодически посещая всевозможные сейшны, не перестаешь радоваться обилию молодых талантов на земле белорусской: ну, не переводятся они, какой косой ни коси, каким бревном в глаз ни...

Close