EVEREVE: Nothing left, no more…

(статья приурочена к выпуску альбома E-Mania, 2001)

Вы помните, что было Сначала? Слово, да… Чувство – тоже… Расщепляющая сознание боль трагедии, ощущение непостижимого живыми нервными клетками страдания…

«Masks concealed the real mourning
No noises were allowed
Misfortune came with large steps
Enveloped the future into a shroud…»

Под масками скрываются всадники Несчастья, невеста надевает черные одеяния, Смерть воцаряется на троне празднично убранного зала… А после – только холодный свет, белый-белый снег, шестифутовый покров льда, погребающий печальные следы фатального торжества… Музыка черно-синими кругами впивается в горло… Дебютный альбом молодой немецкой дум-готик-метал группы EVEREVE из тех редких по степени воздействия релизов, что едва ли оставляют выбор — вверх или вниз… только безудержное падение… Кровавые пузыри эмоций лопаются где-то глубоко внутри… замираешь и с налаждением мазохиста разглядываешь красивые алые струйки, затмевающие, заливающие кристально-острые лезвия рациональных мыслей… Вопль безумия… Но вот голос Тома Седотченко уже сбивется с надрыва до полушепота: «Для Надежды не бывает поздно… не это ли, что еще мне осталось?» («Fur Hoffnung ist es nie zu spat» — Dacht’ ich, doch was ist mir geblieben?) …Даже странно, как много, оказывается, способен вместить небольшой диск. Роман, пьеса, целая жизнь, воплощенная в звуке? Пожалуй… Зима, Фениксом рождающаяся (для тех, кто еще не того…) весна, затем – манящее сбыточностью тщетных мечтаний лето… на поверку неспособное остановиться мгновением и оттого умирающее вместе с осенними листьями. Снова и снова… Вы думали, прошли уже все подзмелья душевного ада? Нннеееттт… на этот раз опускаемся еще ниже, туда, куда солнечным лучам путь уже заказан. Навсегда.

«All the long way to their resting place
Now your place, nothing left, no more…»

Знаете… безмерно впечатлительным и слонным к опрометчивым поступкам особам слушать Seasons не стоит – а то мало ли, вдруг не вынесет душа поэта, и где-то в период Winternight Depression оборвется история еще одного хрупкого организма… (сколько их было, кто знает?) Нет, (превращаясь в занудного критика и отмываясь от потока восторгов), альбом это удивительный – один из немногих, что слушать-не переслушать, переживать-не пережить, не обойти стороной, никак… словно бы один из кусков Вечности. Не самый легкий, да уж… что правда то правда.

Неудивительно, что в 1997-ом году прежде мало кому знакомая команда (отметившаяся разве что промо-сплитом с PARRACIDE в 1994 году, с успешно позабытыми PARRACIDE) настойчиво пробирается в разнообразные топы, протискивается на самые высокие полки склада классики депрессивного дума. Nuclear Blast, оперативно наложивший на EVEREVE мощную четырехлетнюю лапу контракта, тоже, надо сказать, старается на полную катушку: ревью на Сезоны сыпятся все лучше и лучше, а совместный с AMORPHIS тур продвигается все успешней и успешней… Это, впрочем, не главное, верно… Главное, работа действительно гениальна, и искавшие в песке золото остались с вершком довольны: за такие находки не в лом перерыть (переслушать) тонну-другую разного хлама!!! И – что тоже радует – нас ждет многообещающе продолжение, ибо поступили слухи, что группа усиленно трудится над новым материалом, выход которого намечен на середину 1998-го года.

Однако не без засад… В начале декабря 1997-го сгорает репетиционная точка команды, со всем оборудованием и мебельной компанией по соседству. Причину пожара так и не установили… зато подсчитали размеры ущерба: что-то навроде 250.000 DM ($150.000). Неприятно, что и говорить… тем более, что на грядущий тур с CREMATORY группе срочно понадобился тур-автобус: у едва успевших разобраться с починкой здания участников EVEREVE денег хватает лишь на древний, видавший виды «фольксваген». «Он старый, вонючий и выглядит как жилище для бомжей, но, в принципе, способен довести из точки А в точку Б», — иронично комментировали собственное приобретение музыканты. Тур проходит успешно, спасибо и на том! – однако по возвращению их поджидает очередное разочарование: Дэн Сванэ, согласившийся было принять участие в записи Stormbirds, от оного отказывается, так как и без того занят кипой и маленькой горкой других проектов. «Что ж… поработаем без него», — решают мрачные готические парни, доделывают второй полноформатник как могут… а в январе 1999-го года в масс-медиа прокрадывается официальная заява об уходе из их рядов вокалиста Тома Седотченко.

Цитирую практически дословно: «Прошло несколько месяцев с того момента, как завершилась работа над записью Stormbirds, и, надо сказать, это было самое тяжкое время в истории нашей команды. С одной стороны, просачивался небольшой лучик света (именно – тур с CREMATORY) в темное царство неудач, но, с другой… всякой гадости сыпалось куда больше. Сначала пожар на точке, затем проблемы со звукозаписывающей компанией, и вот, теперь, необходимость расстаться с Томом, который для нас всегда был более, чем просто вокалистом, просто одним из членов группы. (Причина оказалась до наивности проста — в одном из своих интервью гитарист команды по имени Торстен сказал примерно следующее: «За весь год он (Том) лишь дважды соизволил придти на репетицию — времени все, блин, не было… Другая команда давно бы вышвырнула такого войсмена. Но мы терпели до последнего… до самой последней минуты. Однако когда столкнулись с проблемой записи нового материала с вокалистом, которого не видели практически год, то… поймите… всякому терпению пришел трындец! Так дальше продолжаться не могло…») Поверьте, все это далось нам крайне нелегко и потребовало огромной затраты сил, но… Но мы нашли в себе волю не сдаваться и продолжать дальше. Новый материал уже на подходе, и наш третий альбом получит название Regret (Сожаление) – нет, совершенно не в «честь» выпавших на нашу долю трудностей, просто таково будет его общее настроение… А жалеть-то на самом деле нечего… у нас все в порядке.»

Что ж… будущее покажет, что жалеть БЫЛО ЧЕГО, но пока, вернувшись немного назад, поговорим о вылетевших в 1998-ом Stormbirds. Альбом этот (как, наверное, и большинство последователей по-настоящему замечательных работ), по инерции продавался очень хорошо… поначалу… однако все-таки не сумел перерасти планку, высоко очерченную прекрасным Seasons, ограничившись разве что хитовостью бесподобной «…On Lucid Wings». Причин провала (хотя, нет… не то, что бы провала, просто какой-то тотальной незамеченности альбома), думается, было несколько: во-первых, Nuclear Blast, к тому времени выходящий на качественно новый «мажорный» уровень развития и подписавший сразу несколько «монстров», немного забивает на погрязший в трудностях коллектив, предоставляя им выкарабкиваться из всего самостоятельно, во-вторых (и это надо полагать, главное), материал нового альбома оказался немного не тем, что ожидалось большинством фэнов. Ожидалось ими ни что иное, как еще одна убийственно-депрессивная глыба, Сезоны, часть два (для тех, кто сумел выжить после первой), с тем же концептуально-маниакальным настроением, кружащемся в нисходящем танце… но… нет! Второй полноформатник EVEREVE вышел куда более неоднозначным – с совершенно РАЗНЫМИ (как по своей стилистике, так и по атмосфере) песнями. Вместо глыбы посыпался поток камешков – разноплановых, неодинаковых по степени воздействия: то бьющих по самым больным точкам («Fields Of Ashes», «Martyrium»), то плоскими «лягушками» отскакивающих от водянистой поверхности… (скажем, «Spleen» с Бодлеровской лирикой, «Universe»… странноватые песни… ) – проще говоря, не хватило новому альбому некой цельности и – временами – экспрессии, оттого заметили его не очень-то. Хотя, может, и напрасно…

Как уже упоминалось ранее, январь 1999-го ознаменовал для EVEREVE смену вокалиста: новым парнем у их микрофона стал Бенджамин Рихтер (экс-VERMILION FIELDS), и очередной альбом группы, Regret, записывался уже с его участием. В апреле закончилась рекорд-сессия… А еще месяц спустя, 1 мая, музыкально-готический мир потрясла жуткая новость: Том Седотченко покончил жизнь самоубийством. Спасаясь от наплыва журналистов, музыканты EVEREVE публикуют очередную официальную заяву: «Когда эта новость дошла до нас, хотелось верить, что она была просто чьей-то безобразной шуткой, но, к сожалению, такова оказалась печальная правда. Несмотря на то, что в последнее время наши отношения с Томом складывались не очень-то просто, вплоть до того, что мы ВООБЩЕ перестали с ним общаться, такое… когда случается ТАКОЕ, единственная реакция – это шок. Ужасный шок. …В подобной ситуации вообще сложно чего-либо говорить, слова слишком патетичны, слишком бессильны… Можем пообещать лишь одно: мы постараемся уничтожить последние недели нашей памяти, для того, чтобы он навсегда остался в ней дорогим другом, замечательным человеком, таким, каким он для нас и был на протяжении долгих лет. Иногда жизнь превращается в полное дерьмо… и это приходится как-то терпеть…»

«Grey veils cover the world
And our hearts vanish in the void…»
(«Серая пелена застилает мир,
и наши сердца исчезают в пустоте…»
Tom Sedotschenko, 1996)

… В августе того же года Nuclear Blast, вспомнив о существовании EVEREVE, публикует рекламное объявление о том, что группа, мол, уже готова выпустить в свет свою САМУЮ лучшую работу, Regret, ту самую, которой суждено продвинуть коллектив на еще одну ступеньку – на сей раз в область тяжелого, меланхоличного дарк-рока… (Не сильно заманчивая перспектива, думалось, правда? Видали мы ваших дарк-роков, ооой, далеко видали…!)
Однако, вопреки не особенно радостным ожиданиям, альбом получился на славу — очень красиво, очень печально… в свете последних событий, в ауре трагизма, словно бы окутанный вуалью Непоправимости и искренней Грусти. Во вселенском море смиренной обреченности прибавилось еще одной хрустальной слезой – в прошлом году в него впадала «четвертая альтернатива» ANATHEMA, сейчас – не худший по степени воздействия – Regret… Неподражаемые, безукоризненно мелодично-мрачные «Misery’s Dawn», «Fall Into Oblivion», интересная версия «House Of The Rising Sun», невеселые размышлния о Колыме: целостность и взаимосвязь музыкального материала вернулась, хэйл всем богам… EVEREVE – это снова единство… один огромный ледяной шар…

«…Together from a black sea of stars we shall arise
To fall down once more, failure in disguise…»

Вернувшись из турне с COVENANT и HYPOCRISY, отыграв огромное количство концертов и фестивалей, на три недели заняв первое место ливанского (!) национального хит-парада, поменяв прежнего драммера Марка Вернера на нового Мартина Клааса, в мае 2000-го EVEREVE’овцы с радостью констатируют свое долгожданное освобождение из паутины NB: «Наконец-то они нас отпустили! Эти парни сделали много для группы в прошлом, однако, к большому сожалению, мы вынуждены признать, что два последних альбома НЕ ПОЛУЧИЛИ должной промоции и внимания. Nuclear Blast стали слишком большими для нас, теперь у них на первом месте команды покруче – MANOWAR, DANZIG… а нам – что нам? …Но нет же, не поймите неправильно, никто не жалуется: мы просто рады, что снова свободны. Уже поступило много хороших предложений…»

Новым прибежищем коллектива становится дом уверенно набирающих баллы Massacre Records… а уже декабрь 2000-го приносит сведения о подготовке очередного альбома. «Февраль 2001 мы проведем в Commusication- Studios: следующий альбом будет называться E-Mania, в него войдет 11 песен, и, если все будет продвигаться по плану, то вы услышите лучшие песни всего пути EVEREVE.» В марте 2001 уходит (точнее, его УХОДЯТ) «неадекватный новым требованиям группы» Бенджамин, и, к вящей радости уставших от поисков «адекватных» вокалистов музыантов, их клавишник под кодовым именем MZ Eve 51 (в миру Майкл Цайсл) принимает на себя эту нелегкую должность. Результатом они довольны…
На этом история закончена, финиш.

..Что? Вы спрашиваете, а как же E-Mania? Нууу… эээ… вылив большую часть своей желчи в рецензию последнего деяния EVEREVE для «М-журнала», я уже, признаться, немного поостыла, поэтому особенно распинаться тут не буду. Скажу просто: альбом этот настолько плох, что лучше… да лучше б его не было вовсе! Кощунственно звучит, но… Лучше считать историю группы закрытой на Regret, чем слушать такой бред, точно вам говорю! Дурацкие заигрывания с электроникой, превалирующая бездушность, опопсение, потеря всего, чем только мог гордиться саунд команды, — да, эти слова вы наверняка уже где-то слышали! Как минимум четыре Великих думовых коллектива покончили свое метал-существование подобным образом… Обидно… но факт. На этом все… просто не хочется снова расстраиваться…
Nothing left, no more…

EverEve

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Интервью с EVEREVE. «E-mania — наша личная болезнь»

(Martin Claas, опубликовано в "Музыкальном журнале", лето 2001) На сей раз не стану сетовать на то, что перед тем, как взяться за интервью с командой, не сумела прослушать их новое творение: всегда...

Close