BATHORY: Больше, чем просто Легенда

(жизнь группы 1983-1990)

…Так! Но, прощаясь с римской славой,
С капитолийской высоты,
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавой !
Блажен, кто посетил сей мир
В его минуты роковые —
Его призвали Всеблагие,
Как собеседника на пир… (Ф.Тютчев)

Есть группы, чью весомость и значение настолько сложно переоценить, перехвалить или переплести лаврово-терновыми венками словесных излияний, что, начиная о них разговор или статью, до смешного не хочется патетики. Ну, нет желания кричать: «Легенда! История! Легенда!» — ибо толку-то? Сколько глоток уже сорвано, сколько почестей и прижизненных (пожизненных?) трибьютов — не сосчитать, не перелезть через многотомно-многотонную глыбу памятника… Великое едва ли нуждается в толпах зевак, слюняво показывающих пальцами: оно просто ЕСТЬ. Великое. И еще (трепет) Имя. Nomen est BATHORY.

Если вам этого недостаточно, то послушайте доброго совета: закройте этот листок… сейчас же! — отложите на несколько лет… до времени, когда, переворотив сотни метал-альбомов, поймете и придете сами… Договорились?

…Только не надо думать, будто тут банально набивается цена, нет! Претензий ни на «зайчик»… Ценность этих писулек — не более одной блестки ореола — и именно поэтому хочется людей Знающих. Чтобы зерна от плевел… ну, того…

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Часть первая. Now Black Stars Rise.

Странное дело! Имя собственное начинает терять своего законного владельца… Хотя изначально Элизабет Батори — это, конечно, графиня такая, полулегендарная (CRADLE OF FILTH, судя по Cruelty…, неплохо это усвоили…) однако первое, что приходит на ум при звуках этого имени — все-таки не она, и даже не эпохальная «Countess Bathory» от VENOM, а… Quorthon. Этот человек, один, собственно, и есть BATHORY — ибо все, что привлекалось кроме, со стороны, зачастую даже никак и не называлось. (Вопрос на засыпку: кто писал барабаны на Under The Sign Of Black Mark? Квортон, говорит, не он… но и не помнит, КТО же все-таки… Знаменательно.) Впрочем, о самом маэстро известно тоже, прямо признаться, немного: одна-единственная, наверное, за всю историю группы фотосессия – помощник никудышный (даже сейчас, занимаясь промоцией приближающегося полноформатника, рекламированного не менее как «возвращением десятилетия», Black Mark не сумели заставить музыкантов засветиться на пленочке…), концертов, на которых их можно «пощупать» органами чувств, практически не было и нет (сегодняшние «трю энд ивэл» взяли такой подход себе на вооружение), на немногочисленных «прилюдных» интервью Квортон появлялся не иначе, как наглухо завернутый в черные одеяния, в широкополой шляпе и темно-непроницаемых очках – в общем, для легенд простора хоть отбавляй… ничего, считай, конкретного, только догадки да слухи. Ну и Музыка, конечно. Естественно! Многие уже сомневаются: а человек ли он вообще? Может, Quorthon — это название некой мистической силы или там, скажем, чего-то сродни античным героям-полубогам, принесшим огонь на сыру землю, или, вроде дьявольского прототипа библейских авраамов с исааками, породившим блэк, дэз и прочая? Слыхивали и такое… Никто не знает даже самого, казалось бы, очевидного: даже настоящего имени нашего героя. Сам он — столько-то лет! — молчит, а в масс-медиа, между тем, версии бытуют презабавнейшие. Одна из них — Pugh Rogerfeldt, вторая — Runka Snorkarka. В равной степени смешны оба, так как под первым скрывается некий рок-музыкальный швед, возрастом ныне более пятидесяти лет (Квортону пока тридцать с хвостиком), а второе — не иначе, как игра слов, в переводе обозначающая что-то вроде «Мастурбирующего придурка»… здорово, правда?

Впрочем, начиная активную деятельность в музыкальной сфере (которая, в оригинальном виде предполагала собою oi-панк группу, в которой семнадцатилетний герой нашего повествования играл на гитаре), последний называл себя не иначе как Black Spade, и, потом, после образования BATHORY в 1983-84, Ace Shoot. Только лишь позже, наткнувшись на какое-то пособие по демонологии, он сменил имя на Quorthon. С тем, собственно, и живем… Сама группа тоже, прежде чем остановиться, имела несколько названий: NOSFERATU, NATAS, MEPHISTO, ELIZABETH BATHORY, COUNTESS BATHORY (уклон очевиден, хех…), а в оригинальный состав также входили басист по имени Hanoi и драммер Vans. На полгода задержался даже вокалист (прежде, чем Квортон открыл свой талант): парня того звали «The Animal», и… и никаких других сведений о нем не имеется. Неизвестно также, куда впоследствии подевался Hanoi – в то время как с товарищем Вэнсом встретится нам еще придется, и не раз.. причем не только экстремалам-любителям. Парень этот (настоящее имя Джонас Акерлунд) неплохо подвизается на поприще клипмейкерства, в числе прочего создав такие видео-шедевры как «Turn The Page» METALLICA, «Smack My Bitch Up» PRODIGY и «Ray Of Light» Мадонны.

Возвращаясь к теме сверхзасекреченности, позднее Quorthon скажет: «Поначалу, по самым простым причинам, подобная конспирация была очень важна – однако, кажется, получилось так, что люди поняли ее неправильно. Меня просто перестали считать человеческим существом – а ведь это было совсем не то, чего я добивался! Я всегда хотел, чтобы в реальности люди принимали меня за того, кто я есть — то есть, точно за такого же чувака, как они сами. Вне группы я, наверное, очень скучный тип, — один из серых призраков с улицы. Я оживаю в полной мере только когда становлюсь частью BATHORY. На сцене и в музыке я – воплощение Зла… а вне их – просто еще один бесцветный человечек…»

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Что ж… возвращаемся к кристально-черным истокам истины… После того, как группа обрела более-менее (насколько это вообще возможно в BATHORY) надежный состав, ребята принялись за усиленное музицирование. Играть толком не умели, аппарата толком не было, и вообще, по большому счету, дуракавалянием сперва занимались куда больше. Что-то, конечно, даже записывалось на магнитофон – однако о распространении демо-лент или же о «крестовых» походах на пороги ближайших лэйблов речи не шло. Все записи тех первых лет, так, наверное, и пылятся в каком-нибудь из умильно-ностальгических подвалов Квортона… исключениями стали только песни «Satan My Master», «Witchcraft» и «Die In Fire», которые, на радость фэнов, впоследствии все-таки вышли на сборниках раритетов.

И… да, в общем-то, сейчас глава коллектива сам расскажет о первой дороге в большой свет. Говорит сама История: «Лет, наверное, с пятнадцати я помогал одной из местных компаний звукозаписи тем, что прослушивал новый материал, горами заваливающий их почтовый адрес. Тогда как раз шла сильнейшая волна хэви-метала, то, что позднее назвали NWBHM… В общем, выяснив как-то, что они собираются издавать некую метал-компиляцию, составленную из творчества пяти или шести шведских команд, я, воспользовавшись служебным положением, попросил их приплести также и мою группу, которая играет ни на что не похожий, совершенно потрясающий вид хэви-метала. Согласились… И был это январь 1984 года.

Особых надежд, конечно, не было: я вообще не думал, что когда-нибудь впоследствии мы еще хоть раз покажемся в студии – настолько ужасно и грязно звучала та запись… Однако, на удивление, вышло так, что 85-90% приходящей на лэйбл почты касательно сборника (названного, кстати, Scandinavian Metal Attack) было именно по нашу душу! Парни это тоже оценили… один из них вскоре позвонил мне домой и сказал: «Ну все, собирайтесь, ребята, вместе, пишите быстренько новые песни: за это лето вам нужно выпустить полноформатный альбом.»

Услышав это, оценив свои силенки, я подумал, что продадим мы от силы (максимум!) две-три тысячи копий, и этого хватит с головой. Но вот, видите: прошло девять лет, а этот альбом по-прежнему раскупается как безумный! Этому лично я не перестаю удивляться, тем более, что вся работа над записью обошлась группе в 200 баксов! Только вообразите, две сотни! Что сейчас запишешь за такие деньги, хотелось бы знать?! По времени запись заняла тоже, прямо скажем, немного: 56 часов в демо-студии на юге Стокгольма… После этой работы все последующие записывались, надо сказать, в формате в большей или меньшей степени «присвоенного» или «выпрошенного» времени: просто не было у нас суперамбиций… уж во всяком случае до того момента (а если точнее, лета 1986), пока Important Records не попросили нас проехаться в совместный тур с CELTIC FROST и DESTRUCTION. Звучало, конечно, заманчиво! — но… одна проблема: в то время у меня просто-напросто не было нормального состава. Безумно сложно было найти подходящих людей. Дело в том, что большую часть шведской сцены того времени занимала группа EUROPE, а остальную часть – те, кто оной подражал (причем, как по музыке, так и чисто внешне). Я отчаялся искать музыкантов для BATHORY: люди приходили и, услышав несклько песен нашего альбома, в ужасе удирали: «Нет! О, нет!!!»… Ни о каком дэз-метале или блэк-метале никто ничего не слышал, традиции как таковой еще не было. (Впрочем, тот альбом, о котором идет речь, — Bathory 1984 года — стилистически едва ли можно отнести к дэзу или блэку, классикой которого его принято считать. Сырой забойный трэш… – прим. АС)

Сейчас, слыша том, что я так и не сумел найти подходящих музыкантов для реализации своего проекта, люди начинают думать, будто я «типа самый умный», зазнавшийся или маньячный тип, но это неправда: я ж не виноват, что родился не в каком-нибудь Сан-Франциско или, скажем, Лондоне, где всегда было легко с нормальными лабарями. Где народ не был завернут на ЕВРОПЕ…»

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Bathory, что и говорить, вызвал чистейшей воды шок во всех закоулках андерграунда, тех, в которые он только сумел доползти: сделанный в лучших традициях VENOM, сырой, напрочь нойзовый и дистортированый, с яростным, «лающим» вокалом, он оказался, пожалуй, самым экстремальным релизом середины восьмидесятых. (Хотя… жизни давала тогда еще одна музыкальная, неметаллическая, но все же очень дикая вещь: английское индустриальное течение power electronics с такими психами как WHITEHOUSE, BAMLEH и SUTCLIFFE JUGEND). Вот, правда, в отличие от «электроников», начинающие блэкера шокировали не только звуковым материалом: был еще мрачный «сатанинский» имидж (не сильно прогрессировавший за пятнадцать-шестнадцать лет, хмы… Ну, вы знаете, о чем я…) и такая же наивно-злобная, тинейджерски-агрессивная мрачная «сатанинская» лирика. Оккультизм, магия, черная библия, жертвоприношения и все дела… Забавно, что скажет по этому поводу Квортон в одном из интервью много лет спустя: «На самом деле – если копнуть поглубже — все начиналось более чем невинно. Не знаю, как у вас, а здесь, в Швеции, еще в далекие семидесятые выходил хоррор-журнальчик под названием «Shock» с действущими лицами вроде Вампиреллы, Дракулы, Франкенштейна и прочей мути. Когда мы только начинали, все эти мрачные штуки страшно интриговали… не только само по себе Зло, а разные аспекты неизведаного и таинственного. Кроме того, хотелось как-то отличиться, шокировать людей, что ли… А о чем петь? Группы вроде SAXON или MOTORHEAD в то время бредили мотоциклами, несущимися со скоростью 200 миль в час, длинноногими бабами и виски – а нас, только-только вылезших из-за школьных парт, это мало волновало. Нам хотелось мистики, хотелось немного попугать таких же малолеток – совсем чуть-чуть, не сильно выбиваясь из рамок, как можно более невинно. Мы ничего не знали…Честно! Однако народ заинтересовался, начал спрашивать, что и как, и мы, дабы не облажаться, начали читать соответствующую литературу. Я прочел Библию, сатанинскую Библию и все, что только мог раскопать о сатанизме и прочих темных культах…»

Небольшая «нарезка» из текстов Bathory:

«…Я обожаю смотреть на тебя,
Лежащую, распотрошенную.
Запах мертвой женской плоти
Доводит мня до исступления.
Сейчас ты в моей власти,
Уже не убежишь…
Я проникну в тебя…
Каждую девственницу необходимо изнасиловать…
И когда ты подумаешь, будто вся боль позади,
Я приду снова
И я проникну снова…»
(«Reaper»)

«Приветствуем тебя, Сатанинское Величество,
Сегодня произойдет жертвоприношение.
Мы будем пить собственую кровь и богохульствовать
Когда лунный свет воцарится над землей…
…Снизойди с темных небес
На беззвучных магических крыльях
Чтобы донести слово Дьявола
И жить в вечном грехе…»
(«Necromansy»)

«Вперед, детка, подними свой нож,
Добро пожаловать, милая, на мое жертвоприношение!!!»
(«Sacrifice»)

Еще несколько перлов:

«I spread eternal dark on earth And raped mother of Christ»,
«I have made love to the Pagan Queen»,
«Tonight a virgin’s womb shall breed a son of hell»

и проч. Из вышеприведенного несложно догадаться, что шведским подросткам более всего не давали покоя девственницы и ангелы… и несложно предположить, с каким ужасом восприняла подобные словоизвержения тогдашняя морально неподготовленная общественность. Черная звезда зажглась дырой в безоблачном небе… «Now Black Stars Rise» – споют BATHORY несколько лет спустя…

Часть вторая. The Winds Of Glory.

Успех «скандинавской атаки» и первого альбома BATHORY не говорили, конечно же, о степени «раскрученности» команды. Где там было раскручиваться и, главное, с кем? Пооблазив ближайшие клубные помещения, неизменно натыкаясь на железное «нет», засилие «европоподобных» команд и всего такого прочего, Quorthon решил сосредоточиться на своей музыке в одиночку, чего-то там потиху сочинять, играть и даже, если получится, записывать.

Впрочем, сказать, что BATHORY никогда на звучала живьем, будет не совсем справедливо. В 83-84 несколько концертов по Стокгольму и окрестностям все же состоялось (в каждом из клубов в первый и последний раз!) – однако, не имея достаточного количества свидетельств, слухи тут снова-таки опережают правду. По сей день ходят страшилки о том, как Квортон навешивал на себя разные странные одеяния, плевался огнем, пускал кровь братьям меньшим да разбивал гитары – сочинять всякий горазд! Забывают, наверное, что на сцену выходили несовершеннолетние тинейджеры – к тому же напрочь безденежные (гитары крошить каждый день – ага!) и владельцами клубов перешуганные. Так что безоговорочно верить написанному, по всей видимости, не стоит. После выпуска второго альбома под названием The Return (1985) Квортоном — при поддержке сессионно-интернациональных музыкантов, участников ARTILLERY и SODOM, — была предпринята попытка поехать в турне… но увы, и тут облом. Пришлось стать «трю энд ивэл» и впредь на свет выходить не пытаться…

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Кстати, фирма Tyfon, выпустившая Bathory и готовящаяся к реализации второго лонгплэя, на этот раз решила не лажаться с качеством звука и для работы над Возвращением отправила BATHORY (с сессионщиками) в профессиональную студию. Думаете, сильно помогло? Дудки! Музыканты бухали просто по-черному, а басила так и вовсе подсел на наркоту, в результате чего, не успев закончить свои партии, был жестоко вытурен. Квортон дописал басуху сам – а по некоторым источникам, он же сидел и за ударной установкой. Саунд The Return вышел – сами понимаете! — под стать дебютнику, даже, наверное, еще беспорядочнее и злобарственнее. Андерграунд восторгался просто по-черному! Зато сам создатель, кажется, остался недоволен: «Мне, конечно, не очень хочется в этом признаваться, но главной причиной того, что этот альбом не очень хорошо получился, явился факт, что мы беспробудно пили – и, едва попадая по своим инструментам, старались играть как можно быстрее. К сожалению, огромная часть энергии, присущей первому альбому, оказалась безнадежно утеряна – точно в такой же степени, как The Return не дотянул и до мощи последующих дисков.»
Процитировать несколько песен? Я уж, право, боюсь… ну да, впрочем, новый альбом получился помягче. Помудрее (хоть и прозван был – ай-ай-ай! – «самым evil лонгплэем в истории метала»). Из поэтического предисловия на обложке пластинки:

«…Then the clouds of death shall gather
then the night shall always burn
then the ancient prediction comes true
and the bells of fate chime
THE RETURN…»

(«И потом соберутся тучи Смерти,
воспламенится Ночь
и сбудется древнее предсказание –
а колокола Судьбы побьют:
ВОЗВРАЩЕНИЕ…»)

В песне «Born For Burning» речь идет о сожжении ведьмы – данное произведение Квортон посвятил Marrigje Ariens, рожденной в 1521 году и приговоренной к смерти на костре в 1591 году в Голландии.

«…Она не боится умереть,
Она снова сгорит сегодня ночью
(она всегда будет гореть)
Но ее дух останется нетленным»)

«The Wind Of Mayhem», если верить маэстро, приносит «проклятие, похоть, ненависть и смерть», в «Bestial Lust (Bitch)» рассказывается про какую-то чудовищную шлюху («она насилует мое беззащитное тело и постоянно увеличивает скорость…»), «Possessed» чувак, снедемый внутренними демонами, просит их (демонов) о пощаде, «The Rite Of Darkness» – сатанинский обряд, жертвоприношения и прочие детские радости. «Son Of The Damned» – история юного Антихриста, рассказанная от первого лица, со всякими «премногобогоугодными» деяниями, «Sadist (Tormentor)» – автобиография маньяка, тоже от первого лица… финальный аккорд — «The Return Of Darkness And Evil»:

«Это возвращение Тьмы и Зла,
Это возвращение огня и пламени,
Это возвращение моего повелителся Сатаны,
Это возвращение Желания и Боли…»

Таким образом, пробежавшись по большинству песен The Return, делаем вывод: юношеский максимализм вкупе с мрачной литературой – смесь, по меньшей мере, взрывоопасная…

Любопытна игра Квортона с мини-outro, появляющимися на каждом из пяти первых альбомов BATHORY: по его замыслу, они должны обозначать, что «Батори уползает под скалу – но Батори еще возвернется»…

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Следующее возвращение (примелькалось уже это слово!) состоялось не далее, чем два года спустя: в 1987 году из гаража, гордо обозначенного в качестве Heavenshore Studio, на свет выползает альбом Under The Sign Of The Black Mark. Именно эту работу принято считать стартовой точкой скандинавского блэка — за BATHORY уже, скрипя, катилась норвежская волна… Отдадим должное: на этот раз запись получилась на порядок лучше, сам материал – продуманнее, разнообразнее, мелодичнее и… атмосфернее (впрочем, отнюдь не в том понимании мелодики и атмосферы, что бытует на метал-сцене сегодня: Under The Sign... – это прежде всего сверхскоростная безумная резня, с гитарами, дистортированными до грани сплошной нойз-стены и брутально-демоническими квортоновскими вокализированиями. Его манеру пения, кстати, многие рецензенты характеризовали не иначе как «голосом самого Дьявола»). И вот – первые лавры: известность BATHORY перешагнула холодные северно-европейские берега, достигнув Америки, где Under The Sign… был издан независимой компанией New Renaissance Records.

По традиции, несколько слов о смысловом наполнении. Впервые за свою историю шведы (один швед, то есть) вспоминают свою «крестную маму», лесбиянку Элизабет: песня «Woman Of Dark Desires» посвящена ей, назабвенной г-же Батори. «Женщина Темных Желаний, Женщина Вечной Красоты»… Традиционно много смерти: массовой («Massacre»), той, что порой является спасением («Call From The Grave»), той, что приносит огонь («Chariots Of Fire»)… Кстати! Интереса ради посчитала: в текстах этого альбома слово «fire» упоминается 15 раз, а «flames» – десять… Зато весьма показательна вещь под названием «Equimanthorn»: в ней Квортон впервые обращается к теме северной мифологии и, параллельно, викинг-братства. И тут он был первым!!! Популярное ныне т.н. viking-metal течение, выходит, обязано никому иному… Из первых уст: «Особенно очарователен факт, что Heavenshore Studio, место легендарное среди наших фэнов и известное каждому человеку, хоть однажды, одной ногою вступившему в экстремальную музыку, как студия уже, фактически, не существует: это просто чей-то гараж в южном пригороде Стокгольма… Поражаюсь, как в его условиях вообще можно было что-то записывать – да еще и с таким подходом, какой был у нас… кошмар! Слушая эти кассеты сегодня, я просто диву даюсь: там, представьте себе, инструментальные партии даже умудрялись худо-бедно соединяться! А про подход… знаете, я совсем не был уверен, что мы делаем правильно, отступая от сатанинского дерьма (вроде The Return, провозглашенного самым злобным альбомом в мире, – просто удивительно, каких результатов достигают, соединившись, шведская водка с дистортированными гитарами!!!) к эпично-концептуальным викинг-повествованиям. Демоны сменились боевым оружием, могучими мускулами и промокшим кровью (и хрен знает, чем еще!) снегом – и только черти догадывались, к чему могли привести подобные перемены… Со старым Антихристом и его бабушкой было, что и говорить, поспокойнее… »

Еще одно воспоминание об Under The Sign Of The Black Mark: говорят, парень, которого, присмотревшись, можно различить на обложке альбома, есть ни кто иной как шведский чемпион бодибилдинга, товарищ по имени Лейф Эрнборг… но информация это, снова-таки, непроверенная.

Не прошло и года, как в оживившийся метал-андерграунд начали просачиваться сообщения о готовности очередного альбома BATHORY. На его запись, впервые за много лет, Квортон набирает постояный состав ритм-секции (тот, что можно видеть на немногочисленных фотографиях, изображающих музыкантов в викинг-одеяниях и с мечами в руках) – на барабаны приглашается некто Vvornth и на бас – Kothaar. Работа была названа Blood Fire Death, и, вместе с уклоном в дэз-метал, она продолжила путь BATHORY в холодные Северные Королевства. Привыкшие к сатаннско-мистическо-скандальному имиджу группы были жестoко разочарованы…

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Слово Квортону: «Многие хотели, чтобы мы вернулись… к «ВОЗВРАЩЕНИЮ»! Они получили два первых брутальных альбома BATHORY – и все было мало! Странно… Странно потому, что The Return полностью принадлежит тому времени, когда он был записан, – и ни я, ни кто бы то ни было еще не сумеют, не смогут оживить, воплотить в сегодняшнем дне сентиментальную память прошлого. Что было то было, что есть то есть, и промежуток между «вчера» и «сегодня» – это не только и не столько даже время… Потому всем, кому не хватает брутальности и агрессии от BATHORY, могу посоветовать лишь одно: слушайте наши старые дела. …На мой взгляд, сегодняшний взгляд, оба первых альбома – полное дерьмо, и чтобы это понять, достаточно сравнить их с любыми пластинками любых современных метал-групп. Дело не столько в музыке, сколько в оргинальной для того периода атмосфере… И хотя мне не нравится ни один из этих альбомов (это просто работа для меня, мне не позволено сесть и наслаждаться ими как обычному фэну), должен признать, что для тогдашней сцены они действительно что-то значили.»

Тексты Blood Fire Death: природа (в основном небесное освещение: молния, солнце, старзы, просто небо в разных ракурсах: всего такого этакого уже, кажется, больше, чем прежних демонов с дьяволами!), суровые Боги, патриотизм, немерянный героический пафос, гордость, воинственная жизнь и мужественно-героическая смерть… снова религиозно-мифологическая тематика. В песне «Blood, Fire, Death» могущественный Тор освобождает рабов, а в «The Golden Walls Of Heaven» на богов уже харкают… не иначе вороги-сатанюги победили.

«…Scattered battered wings
Along the palaces and streets
Trophy of victory
Attached to spear of the Beast
Now spitted at is the scalp of God.»

(«…Разбросаны поломанные крылья,
Вдоль улиц и дворцов,
Трофей победы насажен на копье Зверя –
Теперь плюют на скальп бога.»)

В общем, понесла нелегкая… хотя и красиво понесла. Отдадим должное Квортону-текстовику: поэтичность, безупречная слаженность, внутреняя логичность и яркость образов – это было присуще его лирике всегда. О чем бы он ни писал. Английским парень владеет почти идеально…

Кроме внутренних перемен, творчество BATHORY поменялось и внешне — а именно, в плане оформления. Сомнительный хоррор-арт уступил место высокохудожественному произведению: по обложке Blood Fire Death пронеслась яростная орда безумствующих валькирий верхом на черных лошадях, взнузданных самим Тором… а «волковатый» воин ухватил обнаженную девицу… симпатично! Сие романтическое произведение было создано норвежским художником Питером Николаем Арбо, взяв за свою основу печально известную «Дикую Охоту» («Oskorei») скандинавского фольклора. В общий смысловой ряд замечательно вписалось интро «Odens Ride Over Nordland», превращая Blood Fire Death в концептуальный эпик-альбом.

«Children of all slaves
United, be proud
Rise out of darkness and pain
A chariot of thunder and gold will come loud
And a warrior with thunder and rain
With hair as white as snow
Hammer of steel
To set you free of your chains
And to lead you all
Where horses run free
And the souls of your ancient ones reign…»

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Переводить и тем самым убивать поэзию не буду: слишком уж прекрасно тут все расписано.

…Хотя… (забегая вперед) дальше будет не хуже, ибо 1990 год намерен принести легендарнейший из легендарнейших, культовейший из культовейших альбом Hammerheart. Однако об этом – немного позже…

Из мемуаров Квортона: «То были дни… !!! Размера комнатки, в которой мы подпирали стенку усилителем и, в другом углу, барабанной установкой, было недостаточно, чтобы записывать, скажем, гитару и бас (или бас с драмсами) одновременно. Более, чем просто примитивная, можно сказать, допотопная драм-машинка использовалась заместо сольника – дабы хоть как-то сгладить дерьмовость саундкачества. Кстати! Когда мы работали над первым альбомом, то не могли позволить себе даже барабанную установку целиком: находили и записывали отдельные ее части по отдельности.

…Зачастую мы оставляли калечную запись такой, как она получалась, – и не сильно парились на эту тему: в тех условиях мы просто не имели возможности ее улучшить – да, и, по большому счету, не сильно-то и хотелось. Сейчас, слушая песни BATHORY, я чуствую буквально каждую из этих вездесущих мелких ошибочек-недостатков — и это дико коробит не только слух Квортона-студийного музыканта, но и Квортона-металфэна, которому они мешают сесть, раслабиться и наслаждаться музыкой.
Время от времени нашу «студию» заполоняли более или менее пригодные к использованию части старых машин «Порше», и это только добавляло экстрима: лидер-вокал, бэк-войс и акустическая гитара записывались во всех возможных свободных пространствах Heavenshore, будь то ванная, коридор для чистки машин или просто незанятый кусочек гаража, с местом, которого хватало на то, чтобы стоять во время исполнения вокальных партий или примоститься на стульчике, играя на гитаре.

Особо ярким пятном в памяти светится июнь 1989 года, когда началась работа над альбомом Hammerheart. Пришли мы в студию и… и увидели, что на этот раз Heavenshore не только лишили всего, что служило благим целям звукоизоляции, но и, к тому же, засыпали пол трехфутовым слоем щебня (который, как нам пообещали, вскоре будет покрыт асфальтом). Мне это дело больше всего напоминало мне пустыню Сахару, по неровностям переменчивого ландшафта которой приходилось безустанно передвигать барабаны. В этих условиях, сами понимаете, записывать их стало еще приятнее!!! Впрочем, это еще далеко не все. В студии не было света. Для того, чтобы увидеть хоть что-то, мы использовали маленькую настольную лампу… не спрашивайте, КАК. Как-то мы это все-таки делали… Удивительным кажется факт, что все эти засады не повлияли на звук BATHORY сильнее, чем они повлияли, – достаточно только представить весь этот автомобильный хлам, разбросанный по всему периметру, отсутствие света и прочую фигню… Помню, во время трудов над Hammerheart, записывая акустическое интро для «Valhalla», напряженный процесс прервала соседская электрогазонокосилка, своим жутким (причем, запечатлевшимся на кассете) саундом нагло убивая прочувствованную викинго-варварскую атмосферу песни.

…Ну а уж когда начали класть асфальт, мне пришлось переместиться в коридорчик для чистки машин, бумажно-тонкие стены которого служили какой угодно цели, но только не звукоизоляции… Да-да, сейчас вы роняете челюсть, слыша, что лидер-вокал прописывался в ванной, – а представьте, каково было мне…

Не знаю, много ли сегодня найдется команд, согласившихся бы на запись в таких условиях – боюсь, ни одной! – да и наше неустанное терпение, порой, бывало, доводилось до грани исчезновения… однако… Однако, как бы там ни было, при всех сегодняшних высокоразвитых звукозписывающих технологиях и сверхнавороченных студиях, в которых любая, даже самая галимая блэк- или дэз-метал группа получает возможность поиметь чудесный альбом, при всем при этом я сильно сомневаюсь, что променял бы те давние дни на современные радости шоу-индустрии… Сейчас ностальгически-саркастично улыбаюсь, вспоминая, как стоял по колено в автомобильных запцацках, увязнув среди тряпок и пакетов с разнообразными порошками и чистящими средствами, спотыкаясь о горы полезного и беполезного мусора, — и, настроившись на нужный лад, пытался петь… при этом – естественно! — не забывая о существовании соседской газонокосилки, проходящих мимо грузовиков, пролетающих самолетов или даже протекающего туалета, беспрестанное капанье которого упорно норовило попасть в песню BATHORY… Весь этот откровенный, но очаровательный ад со временем канонизировался в Heavenshore Studio, место, где на свет появились Bathory, Under The Sign…, Blood Fire Death и Hammerheart, а также материал, позднее легший в основу Blood On Ice. «

Несмотря на пребрутальные условия студии, в то время было записано около двух с половиною десятка песен – уже в новом, исторически-воинственном ключе… Quorthon все еще сомневался в правильности выбранного пути – однако продолжал работу над сагами о мужественных викингах. В 1988 году рождаются наметки огромного концептуально-эпического полотна Blood On Ice, рождаются – и, немног говорят, парень, которого, присмотревшись, можно различить на обложке альбома, есть ни кто иной как шведский чемпион бодибилдинга, товарищ по имени Лейф Эрнборг… но информация это, снова-таки, непроверенная.

Не прошло и года, как в оживившийся метал-андерграунд начали просачиваться сообщения о готовности очередного альбома BATHORY. На его запись, впервые за много лет, Квортон набирает постояный состав ритм-секции (тот, что можно видеть на немногочисленных фотографиях, изображающих музыкантов в викинг-одеяниях и с мечами в руках) – на барабаны приглашается некто Vvornth и на бас – Kothaar. Работа была названа о потрепыхавшись, впадают в затяжную кому, вплоть до 1995-1996 годов. Вместо того, чтобы разом завершить работу, BATHORY уносит в экспериментаторство: в 1989 году записывается семь или восемь песен в зубодробильной стилистике death/thrash – однако и этот диск (известный в качестве Requiem) пока никак не издается… Квортон не находит себе места: мечется в стилистической и студийной паутине в попытках поймать что-то СВОЕ – и только в 1990-м году, наконец-то, несмотря на щебенку и тьму, из тринадцати сотворенных песен он одобряет семь – одобряет к выпуску в виде альбома Hammerheart.

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Результат был просто потрясающим! Проникновенный героический пафос, мощь и плавность перекрестка дум-дэз-и-блэк метала, разнообразие вокала (от истерических воплей до мужественных хоров), завораживающе длинные, сложные композиции, удивительные спецэффекты (газонокосилки, хех… где те газонокосилки?!), уникальная атмосфера – все это, вопреки кошмарным студийным проблемзам, переплелось в великолепный эпос, ныне классический Hammerheart…

Отдельной главой можно расписывать лирику альбома: тут и жизнь «крещенных огнем и льдом», и подвиги, и приход христианства с вытеснением паганства, и – снова, повсюду – боги: в общем, рассказать вкратце (да так чтоб полно) не удастся, а переводить – покалечишь поэтику… посоветую одно: почитайте при случае сами да проникнитесь поглубже. Оччень красиво получилось…

«I heard the voices of the spirits
Of the forest call my name
I saw the Hammer way up high
Cause lightning in the rain
Watching crystal flakes
Of falling snow on winter nights
Uniting with the pure white flames dance,
When reaching for the sky
Brings me back to the morning this world
First heard my battle cry
Gently swayed above the flames
And cleansed with snow and ice…»

«Я слышал голоса духов леса,
Зовущих меня по имени,
Я видел, как поднятый Молот
Пронзил дождь молнией…
Наблюдал за кристальными снежинками
Падающего снега в зимней ночи –
Поднимающимися в небо и там
Танцующими с чисто-белыми языками пламени.
Я возвращаюсь назад, в то утро, когда этот мир
Впервые услышал клич битвы,
Осторожно приподнятый пламенем
И очищенный снегом со льдом…»
(«Baptised In Fire And Ice»)

Да, в переводе не очень-то…
Небольшой комментарий с точки зрения историчски-мифологической. Песня «Shores in Flames» повествует о древней традиции погребения погибших героев в морской пучине («…Men of the North we leave the shores in flames… Then place me on a ship of Oak / And let it drift with tide / Let the flames purify my soul… «), далее – логemически — «Valhalla», прибежище умерших… Вышеупоминавшаяся «Baptised in Fire and Ice» – скандинавская космогония, обычаи и верования… «Father to Son» – дела уже семейно-родственные, устойчивость связей преемственности. «Song to Hall Up High» – написанная Квортоном молитва; «One Rode to Asa Bay»/em – приход христианства в Исландию («Asa land» подразумевает именно ее…), сама История в стихах…

Выпуск Hammerheart был доверен немецкой конторе Noise Records, и, как оказалось, напрасно. Немцев интересовала прибыль – причем интересовала весьма попсово… Квортон быстро разочаровался в их работе – а уж когда Noise, фактически, похерили замечательную идею видео BATHORY (а ежели точнее, минифильма на «One Rode To Asa Bay» – представьте, как это могло быть зрелищно!!!), и вовсе стал их при всяком удобном случае поливать всякими не сильно приятными субстанциями.

Клип (фильм), правда, был все-таки снят, однако, упоминая его при Квортоне, вы также рискуете нарваться на грубость. При всех немелких затратах (около 3000 «зеленых») на съемки с декорациями, представляющими собою оригинальное, специально для «One Rode…» построенное поселение викингов, горящим морем, массовыми сражениями (в соответствующей экипировке, сами понимаете…), практически круглосуточной, беспрерывной работе, разными сложностями, нервами и остальным прочим-прочим, работа оказалась запорчена напрочь. То есть, пленка в черновом варианте была отснята, но не смонтирована – похудевшему от перенапряжения Квортону приходилось срочно уехать в промо-тур… а уж по возвращению… А по возвращению его ожидал сюрпрайс! Оператор не только абы как смотнтировал все дело, но и запродал его на телевидение – а сам, между прочим, свалил из Швеции… Сказать вам, что предводитель BATHORY расстроился? Нет, всех эмоций не передать… сам он этот клип до сих пор не смотрел и категорически не собирается — да и вам не советует. Во всяком случае, упоминать при нем этот провал… и название Noise Records, тоже.

«…One man rode the way through the woods down to Asa bay…»

Продолжаем нашу эпопею… хотя… по изначальному замыслу пора бы ей и закончиться. Да-да, не удивляйтесь: вышедший в 1991 году последователь Hammerheart, красноречиво именованный Twilight Of The Gods (Сумерки богов), по аналогии с ницшеанскими кумирами), предназначен был завершить творческий путь one-man-project под названием BATHORY. Недавние метания и разочарования Квортона не прошли даром: он устал, разуверился в себе самом. Тяжелая, гнетущая атмосфера диска, отсутствие обычного аутро (помните: «Батори уползает под скалу, но еще вернется»), невеселые интервью — все, решительно все предвещало скорые похороны. Депрессия царила и в текстах Twillight…, будь то апокалиптичная горечь заглавного трека («…Никому не доверяй – ибо за это придется дорого заплатить… о, мелкие существа, это Сумерки Богов…»), яростно-измученный пафос «To Enter Your Mountain» («Слепые идиоты, которые видят только то, что вам велят видеть/ Откройте глаза, и тогда, возможно, поймете/Что кроется внутри вас…») или воинственная обреченность провокационной – со ссылками на роль SS во Второй Мировой – «Under The Runes» («Стоя здесь, в аду, который мы создали сами/ Вижу, как начинают меркнуть чудесные знаки спасения/ Но я борец… и должен быть гордым/ И если надо, умереть/ Им придется меня убить…/ Смерть – это все, что ожидает меня впереди…»). Привычно эксплуатируемая викинг-тематика постепенно теряет доминирующую роль: сквозь дыры в полотнах мифологий проступают некие новые, пока еще малоопределенные контуры… что бы это было, а?

Часть третья. For The Ones Who Stood Me Near

1993-й. Два года в сумерках… два года после Сумерек… Не уверена в правдивости слухов, но говорят, идею празднования десятилетия BATHORY подавали не иначе как Black Mark Records, под крышею которых группа обреталась со временем «дружеского» разрыва с Noise. Не хорошо, мол, взять и кинуть армию фэнов… и если уж уходить, так не без музыки. Приятное поклонникам (и, конечно, не забыв себя, любимых), «блэкмарки» преподнесли в виде юбилейного двухтомника, Jubileum Volume I и Jubileum Volume II, в который вписали лучшие вещи предыдущих альбомов, плюс, как это обычно водится, неиздавшиеся ранее перлы, до сих пор заплесневело хранимые в одном из драгоценных ларцов дядьки Квортона. Из особо примечательного и редкостного, в частности засветилось следующее: интро «Rider At The Gates Of Dawn» (дата рождения – октябрь 1987 года), «You Don’t Move Me (I Don’t Give A Fuck)» (одна из первых демок, июнь 1983-го) плюс исторически-легендарный сонг «The Return Of Darkness And Evil» с исторически-легендарной сборки Scandinavian Metal Attack.

Quorthon Jonas Akerlund Bathory Quorthon тем временем, на лаврах заслуженной славы, отдыхал от тяжмета… В 1994-ом выходит его первый соло-альбом, экспериментальный, арт-роковый и начисто противопоказанный фэнам BATHORY The Album. Слово создателю: «Выпустив Twilight Of The Gods и отметив десятилетие группы незамысловатым и сравнительно недорогим двойником, я обнаружил, что совершенно иссяк идеями метал-творчества — да, более того, абсолютно потерял интерес к громким гитарам и вообще ко всему тому, что относится к пространному понятию рок-н-ролла. К тому же… вообразите! – начиная с 1986 года единственным, что украшало своим звуком мой дом, была классическая музыка – чаще всего в виде бессмертных Вагнера и Бетховена. Соло-альбом был нужен… Он сыграл роль своеобразной терапии, благодаря ему я снова почувствовал желание играть: это было своеобразным возвращением к жизни. Представьте, что кто-то, ни с того ни с сего, запускает вас в студию и говорит: «Вот две недели, вот аппарат, записывай что хочешь». И… если ты добрый десяток лет руками и ногами был привязан к чему-то вроде BATHORY, тщательно подбирая каждое слово, каждую нотку, дабы вписать их в определенные рамки, то оказавшись в подобной ситуации, наверняка задашься вопросом: «Так кто же я, к чертям, такой?» Тем более, что сольник так или иначе предполагает отражение личности музыканта, ну не так, а?!?! Нравится вам это или нет, можете плеваться, однако именно The Album – это шаг в сторону, именно этот глоток свежего воздуха вернул меня к рок-н-роллу – вне зависимости от того, насколько понятие рок-н-ролла может быть применимо к вещам типа «War» или «Dies Irae»…

Что ж, возвращение, надо сказать, состоялось весьма благоприятно – рок-н-ролл это или нет, но выпущенный в 1994-ом Requiem ознаменовал вторжение BATHORY в области высокоскоростного, деструктивно-агресивного дэз-трэша, сочиненного (под Бетховена, хех) всего за месяц и радостно воспринятого заскучавшими было фэнами. (М-да, кстати! Массу недоразумений вызвало давешнее совпадение названий – и вы, плиз, не путайтесь: этот новый, выпущенный в 1994-ом Requiem, не имеет ничего общего с нереализованным материалом BATHORY образца 1989-го года, о котором шла речь в одной из предыдущих частей и который, как и писалось, также известен в качестве Реквиема. Кроме имени, что по случайности совпало с рабочим названием той древней рекорд-сессии, между этими материалами ничего общего).

Прием «возвращенцев», повторюсь, был хорош – хотя раскрутка, к сожалению, несколько подкачала… хотя… хотя, по большому счету, раскручиваться было просто-таки некогда! Не прошло и шести месяцев, как под вывеской BATHORY появился очередной альбом, во всех отношениях продолжавший дело Реквиема Octagon. Разогнавшийся паровоз – сочинительское вдохновение Квортона – остановить уже не представлялось возможным: он работал как автомат, записывая и прорабатывая каждую из партий альбомов самостоятельно, в одиночку. Мечта металманов, кажется, сбылась: диски BATHORY летели один за одним – да только вот… не все восприняли (и приняли) новое направление творчества Квортона. Изменилась музыка (Octagon – это уже почти трэшняк), изменились тексты. Страшилки с легендами уступили место вещам более актуальным, злободневным, остросоциальным и – конечно же! – провокационным. Без провокаций никуда… хотя, кажется, на этот раз желание навести шороху перешло все терпимые границы. Квортон и раньше отличался скандальными выпадами, но сейчас, углубившись в темы критиканско-политические, понял, что местами перестарался, перегнул палку – и в последний момент из альбома вылетели две песни, «Genocide» и «Resolution Greed». Буклет был уже напечатан, ошибка очевидна – но, блин… кто-то чего-то испугался. Заместо откровений на тему геноцида и прочего в лонгплей попал Kiss’овский кавер «Deuce». Безобидно. Позже, уступая настойчивости фэнов, обе вещи будут-таки изданы, но позже, а пока… На дворе год 1996. За что бы, вы думали, возьмется далее BATHORY? Адын, два, три…! Угадали – не угадали, но умница Квортон, подняв старые наработки, внезапно… возвратился к викингам! Отвоевавшись на полях современных битв, он решил закончить развернутый эпик Blood On Ice

Из интервью с Квортоном: «Зачастую, общаясь с современными блэк- и дэз-метал группами, задумываешься о том, что ведь средний-то возраст этих парней – восемнадцать-двадцать лет. Я породил BATHORY 14 лет тому назад, и, выходит, им в ту пору было по пять-шесть годков. Это огромный возрастной провал, провал в череде поколений… однако мне совсем не хочется смотреть на них свысока и злить заявами типа: «Смой эту гребаную грязь с лица и начни, в конце в концов, учиться играть на гитаре!» Всему свое время, для всякого взросления и осознания. То есть… я ведь тоже цеплял на себя всякую хрень десяток лет назад, есть даже фотки!

Если же говорить о BATHORY в восприятии сегодняшней молодежи, то да, группа уже завоевала легендарный статус – и, по большому счету, только это нас теперь и кормит. Однако когда кто-то начинает говорить о нас не иначе как об отцах-основателях, дедушках, первопроходцах и т.д., это может несколько напрягать и, местами, иметь негативные стороны. То есть я записываю новый альбом, а люди тут же начинают заваливать письмами типа: «На хрен ты выпускаешь эти диски? Какого ты подписываешься BATHORY? BATHORY – это БОГИ!!!» И такие вещи просто вырубают. Хочется взять этих дурачков за шкирку и хорошенько встряхнуть: «Слишьте, мудилы! BATHORY – это я!» По их мнению, BATHORY представляет собой что-то вроде недосягаемой легенды, а я – просто посторонний чувак, не достойный прикосновения ко святому имени. Какая чушь!

Пятьдесят процентов фэнов, то есть потенциальных покупателей наших альбомов, ратуют за эпические дела, остальные пятьдесят – за сатанинские… хммм… не хочется называть их сатанинскими… в общем, за убийственный дэз-блэк метал ранних работ. Из такой раскладки следует, что какой альбом ни выпусти, половина публики останется так или иначе разочарованной. После таких пластинок как Requiem и Octagon, которые, не будучи чисто дэзовыми, были, по крайней мере, агрессивно-забойно-трэшевыми, я решил, что та часть поклонников, что предпочитает эпические дела, вполне заслуживала диск наподобие Blood On Ice».

Quorthon Jonas Akerlund Bathory И правда, 1996-ой ознаменовал своего рода возвращение в сказку: из черновых набросок промежутка Blood Fire Death и HammerHeart выродился гениальный в своей простоте (не примитивизме!) эпос про Кровь на льду. Спустя некоторое время Quorthon неоднократно признается, что на выпуск альбома его подвигли не иначе как груды писем со всех концов света – однако же, признавшись, ни разу не пожалеет. Девятый лонгплей BATHORY получился великолепным, несмотря на всю кусковатость процесса своего рождения. Используя, сравнительно с условиями Heavenshore, новейшую технику на грани фантастики, Квортон, конечно, неплохо потрудился на приведением материала в пристойный вид: дописывая недостающее, перемикшируя готовое и пр., но тем не менее, слушая конечный результат, неминуемо понимаешь, что кое-где кое-что… ну короче, могло бы быть и получше. Ну да ладно… главное, красиво придумано! Историю, лежащую в основе Blood On Ice, вкратце можно передать следующим образом: у маленького, но не без зародышей недюжинных способностей мальчика «враги сожгли родную хату, сгубили всю его семью»… и тем самым подвигли малого на путь мистических знаний, к обретению силы и, спустя энное количество времени, благородному делу мести за пережитые в младенчестве ужасы. Знатокам героических северных дел снова было где развернуться…

В песне «Man Of Iron» главный герой учится разговаривать на языке зверей, что моментально наталкивает на воспоминания о друидах кельтской мифологии… One Eyed Old Man – не иначе как сам могущественный Один (маловнушительный только у него голосок, хе… – авт.), он же, судя по всему, изображен и на обложке диска… помните? Ага, там, на первом плане. Его посланцы-вороны Hugin и Munin летят высоко над горами, а восьминогий жеребец Sleipner (которому, кстати, посвящена песня «The Stalion»), виднеется где-то в углу… The Woodwoman, скорее всего, представляет собою Норн, предопределяющую дальнейшую судьбу героя. Чудесная в своей мелодике баллада «The Lake» повествует о том, как юноша, обратившись за помощью к богам, бросает свои глаза(!) в секретное озеро, после чего, призвав Одина, получает чудесный дар всевидения.

«At the bottom of Lake/ I now see now matter hownear or how far». «The Ravens» – все те же чудные вороны (хотя и странно, что в интерпретации Квортона божественные птицы служат смертному… неуемна фантазия автора). Да, кстати, вашему вниманию небольшой комментарий Самого: «Что могло быть проще и естественней, чем поиск – и нахождение – вдохновения в эпохе викингов? Великая эра, обилие материала для метал-лирики. К тому же, будучи шведом, я могу смело претендовать на кровную связь с данной эпохой, если не знаменитой, то по крайней мере, хорошо известной во всем цивилизованном мире. В особенности привлек факт, что то была культура, достигшая пика своего развития как раз в десятом веке, перед пришествием христианского цирка в северную Европу и Швецию, – цирка, раз и навсегда установившего диктатуру над жизнью и смертью обывателей. Идиотски-блаженная смесь рая и ада пришла на смену гордым и сильным воинам, сверкающим лезвиями мечей, прекрасным кораблям и роскошным, разудалым пирушкам северян…

Я всегда был почитателем личности и творчества Вагнера, фанател по его операм – и, узнав, в какой литературе он искал вдохновения для написания своих шедевров, я обратился к тем же книгам. В результате вышло так, что многое — сознательно или бессознательно — заимствовалось практически дословно из богатого наследия скандинавской и германской мифологий. Молот Тора (Mjolner), жеребец Sleipner, вороны Hugin и Munin – всем нашлось место полотнище саги Blood On Ice.

Ха! То было веселое время! Прошло каких-то два года после «возвращения», и фанзины по-прежнему говорили о BATHORY не иначе как «первой сатанинской группt из Швеции», а почта не уставала радовать подарками-письмами, вопрошающими, правда ли, что каждое утро я сьедаю по младенцу, заливая сию трапезу кровью ангелов, и ко всему прочему, обитаю в сатанинской (!) пещере, полной летучи[ мышей… блиннн… вы просто не можете себе представить, ЧТО мне иногда писали!!! Причем судя по окровавленным листам бумаги, на которых некоторые фэны рисовали чередующийся с перевернутыми крестами магические символы, они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО верили во все это дерьмо. Я не шучу!

В подобной обстановке, со всякими такими мыслями в голове, я принялся за откапывание старых кассет – ибо в каждом десятке полученных писем мелькала просьба закончить работу над едва набросанным эскизом грядущего альбома. Если бы не эти послания – клянусь! – aльбом Blood On Ice так бы и остался в виде потрепанной кассетки на чердаке, подобной воспоминанию о праздничном подарке, который ты так никогда и не открывал, или о девушке, которую ты так никогда и не распял. Просто как фрагмент прошлого, что ли… Однако надеяться на подобный исход – значило недооценивать андеграундное движение в качестве взаимосвязанной и всеобъемлющей сети, не оставляющей без внимания ни малейшего музыкального поползновения. Меня достали просьбами – и однажды я все-таки сдался… впрочем, об это мы уже, кажется, говорили… Итак, возвращаясь в настоящий момент, рад сказать, что, в конце-то концов, работа закончена, Blood On Ice уже здесь, и хочется надеяться, вы примете этот альбом как сувенир в подарок своему сердцу. This saga is for you all…»

Большинство металхедов, в принципе, так и сделали: некоторые упрекнули Кровь на льду в некоторой монотонности, но, в целом, оценили презамечательно. Квортона в очередной раз осыпали розовыми лепестками, похвалами… бремя славы в очередной раз подмяло маэстро пудовой тяжестью. Соскучившись под его давлением, утомившись многочисленными интервью, он снова закрывается в уединенной студии, где по истечению срока записи вываливает накопившийся на второй сольник материал Purity Of Essence, на сей раз двойной и по длине, ни много ни мало, стоминутный. Снова эксперименты (акустика, альтернатив, панк…) – снова настойчивая рекомендация фэнам BATHORY такой стафф не слушать… Едва ли оцените…

Quorthon Jonas Akerlund Bathory 1997-1998 радовать новыми поступлениями от BATHORY не торопились: Квортон молчал, а на Black Mark потиху начинались волнения… Второго круглого юбилея решили не ждать: воспользовавшись удачной датой 15-летия группы, лейбл выпустил очередной сборник Jubileum – теперича, как несложно догадаться, третий. Из лучших презентов на оном – две песни, по загадочным причинам не вошедшие в Octagon, древние, записанные еще до Bathory (читай: до потопа) демо Satan My Master и Witchkraft, а также бэк-вокальная дорожка для песни «Valhala» с эпохального альбома HammerHeart. Плюс ранняя, образца 1987 года, версия сонга «Bond Of Blood» (из Twilight Of The Gods), записанная с другим текстом и «ивэл» названием «In Nomine Satanas». Короче говоря, коллекционерам было чему порадоваться…

Не только коллекционеров, но и простых меломанов ради в 1999 году было объявлено, будто вскоре ожидается новейший альбом BATHORY, рабочее-названный Nemesis и вскоре измененный на Destroyer Of Worlds – однако, как говорится, шли годы… смеркалось. Выпускалась хренова туча трибьютов, витали слухи о том, что работа уже якобы давно записана, однако плохие дяди с лейбла не хотят справляться со своими выпускающими обязанностями – что еще что-то… ну, короче, результатом долготерпений и долготерзаний пролетел логичный в подобных случаях слух, что в истории BATHORY поставлена жирная точка: с него, мол, Квортона, станется – кто знает, может, пунк с альтернативом дядьке милее, а? Непонятки продолжались вплоть до недавнего весеннее-летнего периода 2001 года, когда всякое заслуженное метал-издание посчитало своим долгом объявить о выходе долгожданного Разрушителя: теперь уже точно!!! Ждать осталось совсем ничего. На настоящий момент уже известны кое-какие детали…

Итак, всего песен на альбоме тринадцать, без интро и аутро («Батори еще вернется»?!?!), первая из которых называется «Lake Of Fire» (не путать с Нирваной, гы) и повествует об «одинокой звезде Альдебаран», на поверхности которой пламенеет озеро… то ли в виде наказания грешников, то ли в качестве мук совести… то ли просто символом Смерти – так или иначе, мало напоминающее ласковый весенний ручеек. «Вот увидите, Смерть освободит нас всех»… да уж.
«Destroyer Of Worlds» – восьмая луна шестого дня года Погибели знаменует вспышку-рождение солнца… нет, огненного столба, Разрушителя Миров! Он придет… и он опустошит землю.
«Ode» – снова смерть, на сей раз что-то наподобие самонекролога. «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» и все такое. «…Когда я помру, с собою не возьму ничего/ И когда потухнет моя звезда, я буду лежать в ее маленькой долине/ Никто не страдал за мои грехи/ К моему имени не привязано никакой новой веры/ И дорога, которой я шел, только МОЯ».
«Bleeding» – набухшая всеми видами крови песня, мазохистское удовольствие от мучений, уродливых созданий, разрывающих живую плоть…
«Pestilence» – «Черная Смерть» (альбом просто-таки пронизан смертельной тематикой), стеб над христианской добродетелью и мягкотелостью.
«109» – военный самолет, снова (помните Octagon?) кивок в сторону щетинистого милитаризма. Наверное, снова что-то провокационное.
«Death From Above» в ту же степь… (американцам альбом не понравится, однозначно!)
«Krom» – звезда автострады, мотоцикл «адский зверь». Покатило бы хеви-металерам.
«Liberty And Justice» – критика современного миропорядка, образа жизни – по большей части, американского. Странно, что это может настолько fuckin’ волновать шведа… («Мистер Смит сидит с семейкой за столом и молится на свой гребаный яблочный пирог…»)
«Kill Kill Kill» – то же идиотское общество, своею тупорылостью доводящее до желания убивать. Пособие для «отмазки» осужденных маньяков.
«Sudden Death» – добили…
По сюжету страшной сказки «White Bones» можно отснять неплохой ужастик: служители Сатаны всеми возможными способами мешают существовать мирному населению. Эксперимент по высиживанию дьявольского отродья прошел удачно…
И на прощание, финалом звучит «Day Of Wrath»: примечательный экскурс по всему творческому наследию BATHORY. Тотальный Армагеддон (в своеобразной интерпретации, конечно): боги распсиховались, ангелы размазаны по небесам, «wind of mayhem» заморозил останки жизни… Забавны ссылки: «So flock the banner of The Return», «The angel heart lies cold Under the Sign/ And crimson still the frozen Blood On Ice/ Dawn on wals in blood of goats the Octagon/ The vagrant souls will chant the Requiem until the Twillight is long gone». В общем, «День Гнева» можно считать своеобразным подведением итогов – несмотря на то, что, как вы, наверное, поняли, надвигающийся альбом BATHORY особым концептуализмом не страдает. Так что-то, отовсюду понемножку… и нашим, и вашим. Кризис жанра? Не знаю, наверное, нет… хотя, честно признаться, прошлые альбомы группы в плане лирическом мне нравились больше. Впрочем, это, конечно, критерий невелик… Что еще? Наверное, пора заканчивать нашу длиннющщщщю историю (вздох облегчения): вскоре грядет Destroyer Of Worlds, выйдет интервью с Квортоном… в общем, Батори далеко не уполЗЛА… и значит, не прощаемся? Слава всем богам…

P.S. БЛАГОДАРНОСТИ
Вместе с бумажной версией МГ половина этой статьи была утеряна, и несколько частей рассказанной выше истории, казалось, канули в Лету, — однако нашлись прекрасные люди, которые потратили силы и время, чтобы вернуть буквы на место. Vitaly Tsevan отсканировал старые газетные вырезки и прислал их по почте, а Ярослав «Lance Spezzate» набрал текст из исходника. Спасибо неземное, парни!!!

Quorthon Jonas Akerlund Bathory

Теги: , ,



Комментарии

(* если хотите процитировать чей-либо комментарий, нажмите на красную ссылку >>> под ним; для цитирования части комментария выделите нужный текст и опять-таки нажмите на эту ссылку)

  1. zzz 02.06.2012 в 21:13

    Настя, так будет ли продолжение?

  2. Anastasiya 03.06.2012 в 19:10

    zzz написал(а):
    Настя, так будет ли продолжение?

    Да! Надо только найти лишние часа три и набрать текст )))

  3. Yaroslav 06.02.2013 в 22:59

    буду ОЧЕНЬ рад помочь, только нужен исходный материал…. skype: lancespezzate

  4. Anastasiya 06.02.2013 в 23:14

    Yaroslav написал(а):
    буду ОЧЕНЬ рад помочь, только нужен исходный материал…. skype: lancespezzate

    Серьезно? Обязательно свяжусь

  5. Anastasiya 17.02.2013 в 01:46

    К дню рождения маэстро Ярослав «Lance Spezzate» действительно совершил подвиг и набрал недостающие куски текста с отсканированных старых исходников. Спасибо огромное!!!

  6. IronCross 25.02.2013 в 20:31

    Анастасия!
    Огромнейшее Вам спасибо за этот (не побоюсь этого слова) монументальный, проникновенный и подробнейший материал о Великом Маэстро Куортоне и его Bathory!

  7. Anastasiya 26.02.2013 в 00:41

    Спасибо, старалась

  8. Александр 10.03.2013 в 17:27

    Настена! Спасибо! Всегда тебя было интересно читать, еще со времен эМки :)

  9. Rex 24.03.2013 в 11:58

    Винил рипы с первопрессов http://rutracker.org/forum/tracker.php?rid=9989679

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Интервью с HYPOCRISY. «Кроме музыки для меня имеет значение только семья»

(Peter Tagtgren, опубликовано в "Музыкальном журнале", зима 2002) Одним богам - если хоть кто-то из них ещё не вымер - известно, как я жаждала поговорить с Питером Тагтгреном... была это если и...

Close