Интервью с PENTAGRAM. «Тридцать лет тому назад ни о каком думе не было и речи»

(Geof O’Keefe, опубликовано в «Музыкальном журнале», весна 2002, вступление — Zhmen)

Часть первая: начало

Группа ПЕНТАГРАМ — одни из самых мощных оригинаторов дум-метала «первой волны» в частности и всего дум-метала в общем — образовались в небольшом городишке Арлингтон, штат Вирджиния (США). Вокалист и автор всех музыкальных идей, Бобби Либлинг, собрал сей коллектив в самом начале 70-х, однако ещё под названием MACABRE. Стоит отметить, что до этого момента у него уже была своя группа — SHADES OF DARKNESS, о которой, к сожалению, ничего сейчас неизвестно… Первый «семёрочный» винил группы, включающий наиболее известные песни — «Be Forwarned» и «Lazy Lady» — увидел свет лишь год спустя, в 1972 году. По тем древним временам на этом сингле была запечатлена сумасшедше тяжёлая музыка…

После упорного поиска подходящего названия для бэнда, пройдя через «вывески» типа STONE BUNNY, WICKED ANGEL, VIRGIN DEATH, группа окончательно останавливается на очень брутальном, как для того времени, названии — PENTAGRAM.

Pentagram Bedemon Однако время не стоит на месте… 1973 год, середина лета. Коллектив, после многих засад с записью, всё же выпускает вторую «семёрку» — Hurricanе / Earth Flight, после которой, накатавшись по штату с концертами, сочиняет ещё один сингл, примечательный лишь тем, что второй песней там был кавер на роллингстоуновскую «Under My Thumb».

Интересный момент: в один из погожих вечерков 1974 года на репетицию ПЕНТАГРАМа приезжают поглазеть Джин Симмонс и Пол Стэнли, юные участники некоей американской командочки KISS :). Тогда они искали группу для заключения контракта с их Casablanca Records. Уже тогда могла состояться сделка между «киссами» и «пентаграмами» (Стэнли и Симмонс очень хотели выкупить у наших героев права на две песенки, за одну из которых — «Star Lady» — Либлингу было предложено что-то около десяти тысяч долларов), однако Бобби «обломал» незадачливых коммерсантов, заявив, что желает использовать эти композиции в своём творчестве. Только представьте себе: если бы он тогда не упрямился, то мы сейчас слушали бы киссовский легендарный Destroyer, включающий пентаграмовские сонги! Однако, так или иначе, KISS (наверное, разозлившись) не подписали контракт с PENTAGRAM, решив «вытянуть» в большой свет какую-то группёшку с попсовым названием ANGEL.

Следующие четыре года ничего, в общем-то, особо примечательного не происходило: группа записала парочку EP-шек, несколько раз пыталась договориться со звукозаписывающими фирмами (очень обидно, что тогда почему-то сорвалось подписание контракта с известными Columbia Records…), однако все дела, по большому счёту, стояли на одном месте.

Часть вторая: бесконечные поиски «своей волны»

Было начало 1978 года, когда Бобби впервые встретил Джо Хассельвандера — драммера одной «подземной» местной команды, также играющего в нескольких других проектах. После того, как выяснилось, что музыкальные вкусы у парней совпадают по многим пунктам, плюс скоропостижный распад той группки, было решено «слить» в одно целое составы двух команд. Таким образом, прежний ПЕНТАГРАМ получил цистерну «свежей крови», намереваясь свернуть горы благодаря усилившемуся творческому потенциалу.

А далее… далее последовала самая «тяжёлая» пентаграмовская «семёрка», после записи которой группа отыграла множество локальных концертов, в очередной раз сорвала назревающий контракт с Atlantic Records и в 1979 году того… распалась.

В те времена ПЕНТАГРАМ исполнял очень много каверов на тогдашние модные и популярные группы, так как заполучить приглашение отыграть какой-то концерт, лабая исключительно свою, аутентичную и никому, в общем-то, неизвестную музыку, было делом почти нереальным. В ход шли проверенные боевики LYNYRD SKYNYRD, ROLLING STONES и других известных в 70-х ВИА.

Наступили восьмидесятые… И вот, на Хэллоуин 1981 года, Бобби Либлинг знакомится с гитаристом DEATH ROW, Виктором Гриффиным, который несколько лет уже являлся ярым поклонником ПЕНТАГРАМ и красивого вокала его фронтмена в частности. DEATH ROW тогда как раз искали замену ушедшему вокалисту, и не воспользоваться прекрасной возможностью заманить к себе самого Бобби Либлинга было бы глупо. Итак, войсмен ПЕНТАГРАМа становится за микрофонную стойку ДЭЗ РОУ… Последующие два года снова промелькнули в бесконечной череде концертов, выпусков каких-то непонятных и сумасшедше редких сейчас записей, пока в конце 1983 года не принимается решение сменить название «DEATH ROW» на более известный уже «PENTAGRAM». К самому началу 1985 года был полностью подготовлен материал для лонгплэя — Pentagram (ремиксованное и перезаписанное с нормальным качеством демо All Your Sins). Через полтора года упорного сочинительства, в 1987 году, выходит второй LP-шник — Day Of Reckoning. Теперь уже можно с уверенностью констатировать тот факт, что именно эти два релиза содержали самый лучший тяжёлый дум-метал, какой вообще был записан до того времени.

Потом начинается эпоха больших перетасовок состава. Так, Джо присоединяется к известной хэви-метал банде RAVEN, одновременно пытаясь помогать перспективным новичкам — CATHEDRAL, по ходу дела записываясь даже с PHANTOM LORD’ами; Виктор же собирался стать вторым гитаристом в хорошей трэш-метал группе CARNIVORE (первые музыкальные опыты Пита Стила), однако почему-то потом передумал.

Где-то посредине между 1987 и 1991 годом неугомонный Бобби пытается реформировать оригинальный состав PENTAGRAM на основе «побратимов» последних — BEDEMON, однако терпит фиаско, потому что даже его, казалось бы, бесконечная энергичность и живость не могла компенсировать полное отсутствие энтузиазма у остальных членов группы. Единственным положительным моментом всего этого «гнилого» предприятия был выпуск нескольких хороших одиночных записей перед планировавшейся записью третьего альбома ПЕНТАГРАМа.

Часть третья: «новая» эра

В 1991 году команда, после долгих переговоров, подписывает контракт на переиздание двух прошлых и на запись трёх будущих альбомов с молодым дум-метал лейблом Peaceville Records. После этого Бобби всё же удаётся собрать более-менее приличный состав, почти идентичный «дэзрововскому», который, тем не менее, удалось продержать вместе лишь до 1996 года, когда команду покинули двое участников, устав от музыкального бизнеса вообще.

Human Hurricane и Review Your Choices, выпущенные почти одновременно в 1998 году, содержали совершенно разный материал. Если на первом из названных альбомов присутствовали лишь редкие и ранее не издававшиеся треки периода самого первого состава PENTAGRAM, то второй диск содержал совершенно новые композиции, одна из которых была использована древним фэном группы — Ричардом Анаски — в качестве саундтрека к его фильму ужасов, названному одинаково с песней — I Am Vengeance.
Наверное, нет нужды рассказывать о многочисленных переизданиях, ремиксовках, трибьютах и прочей шелухе, которая сопровождает сию группу вот уже на протяжении более тридцати лет. Особо рьяным фанатам таких антикварных древностей, как ПЕНТАГРАМ и БИДИМОН, хочется посоветовать регулярно обращаться за свежайшими новостями прямиком на официальную интернет-страничку этих эпохальных групп — www.bedemon.com.

Да, кстати, совсем забыл сообщить, что совсем скоро, наверное, даже ещё в этом году, состоится (будем надеяться) триумфальное возвращение кровных братьев PENTAGRAM, коллектива BEDEMON, с новым альбомом. При оказии его выпуска мы — обещаю! — не упустим возможности быть в эпицентре событий, и уж точно «раскрутим» покрытых пылью десятилетий дядек на откровенный разговор. Ну а пока те, кто ещё не устал от биографического гипер-вступления, могут прочитать весёлую и очень интересную стенографию нашей (а, точнее, AC) беседы с оригинальным драммером как ПЕНТАГРАМА, так и БИДИМОНа, — Джеффом О’Кифи…

Pentagram Bedemon Сегодня в нашем думовом подразделении просто праздник: вместо одной легенды в твоём лице мы получаем сразу две: BEDEMON и PENTAGRAM. Поговорим об обеих группах, хорошо?

Да, конечно. Для меня это большая честь, честно! Очень приятно слышать, что нами кто-то ещё интересуется.

…Однако начнём с разговора о тебе, Джеф. Из биографии на сайте группы, можно узнать, что, несмотря на то, что ты родился в Штатах, детство своё провёл в Бангкоке. Что это была за тайная «миссия»?

Так получилось из-за работы моего отца — хотя не скажу, что я жил там очень долго: всего года два, с пяти до шести или семи лет (это были 1960-1962 годы). Всё остальное время провёл на родных просторах, в Индиане, — к сожалению, будучи слишком маленьким, чтобы оценить, насколько интересна жизнь вне Америки, хех… (Cмеётся).

Твой музыкальный опыт начался с гитары, однако став неплохим гитаристом, ты переключился на барабаны. Почему?

На гитаре, а если точнее, на … (Tут Джеф произнёс какое-то название, которое при дальнейшем прослушивании кассеты идентифицировать никак не удалось. Так что врать не буду… — авт.) я начал играть ещё в Таиланде: для этого даже ходил на специальные курсы. Позже, уже в Индиане, перешёл на акустику, научился… ну как сказать… не буду хвалиться, но кое-чему всё-таки научился… Однако чем дальше, тем больше меня привлекала ударная установка. Тяжёлые удары, всплеск безудержной энергии, агрессии — этого можно достичь, только колотя по барабанам! Хотя поначалу никаких барабанов, конечно, не было: вооружившись палочкоподобными кусками дерева, я просто сидел и тупо колошматил по картонным коробкам (которые одолжил, кстати, в местном магазинчике: в таких боксах у них обычно транспортируются жареные цыплята). Я нашёл этим «цыплячьим домикам» новое применение: они стали ритм-секцией юного подражателя THE BEATLES! (Cмеётся). Однако сие не значит, что с гитарой было завязано навеки: этот инструмент незаменим при написании песен, сочинении новых мелодий — поэтому я и поныне активно использую гитару. Даже в PENTAGRAM я пришёл в качестве гитариста, а не драммера — и только впоследствии, когда группа несколько изменила свой стиль, я слегка поменял и свою собственную «ориентацию».

В скольких группах тебе доводилось принимать участие? Много их, наверное…

Да нет, не так много, как может показаться. Если начинать с самого раннего периода, то первой более-менее толковой (хотя и не особо значительной, не принимая во внимание факта, что именно там я познакомился с будущим басистом PENTAGRAM) бандой была SPACE MEAT, действовавшая в промежутке 1969-1970. Играли в основном на школьных вечеринках, днях рождения и прочих праздничных мероприятиях — когда за бабки, когда просто так, на голом энтузиазме. Начинали с кавер-версий разных модных команд, но потом перешли на собственные композиции… после чего потеряли работу окончательно. Люди не хотели слышать оригинальную музыку, всем нужны были только перепевки и каверы. С горя команда развалилась… чтобы через некоторое время дать начало ПЕНТАГРАМе. После периода лабства в этом коллективе я также был задействован в группах SEX, EMPIRE и ACTION. На этом, кажется, и всё…

Ещё запамятовал SEX II…

Да, точно. SEX II.

А почему не SEX 666? Вы ж, вроде, тогда старались поддерживать «злой», «сатанинский» имидж…

(Cмеётся). Просто тогда не было тебя, чтобы подсказать такое название! А у нас фантазии кроме как на SEX II не хватило — по большей части из-за того, что материал игрался практически тот же, что и в простом SEX’e, только без постоянного вокалиста. Состав так и не удалось доукомплектовать — и переименоваться тоже. Хотя такие планы были…

Играя в таком… немалом количестве коллективов, удавалось ли хоть чуть-чуть подзаработать тогда, в 70-х — 80-х? Вроде ж, расцвет хард-рока…

Однозначно отвечу на этот вопрос: нет! О деньгах приходилось только мечтать или перебиваться какими-то жалкими подачками. В те годы было невозможно заработать на музыке, кроме как играя каверы других, более известных групп. А мы были для этого слишком гордыми, считали себя Артистами и людьми сугубо творческими. Оттого и страдали… Даже если и удавалось организовать концерт (чаще всего собственными силами), пришедший народ, как правило, совершенно не врубался в суть происходящего: просто тупо сидели и смотрели… Какие уж тут деньги?!

А часто ли вы выступали впоследствии, когда имя PENTAGRAM стало уже более-менее известным?

Не-а, совсем не часто. За те пять лет, что я провёл в составе группы, мы отыграли концертов 30-40, не больше.

И всё в пределах Штатов?

Да, только в Америке — и, суживая рамки, могу сказать даже точнее: в пределах Балтимора, в районе Восточного побережья. Никаких туров, никаких поездок… всё дома — то там, то тут.

Но, возможно, сейчас ещё не поздно наверстать упущенное. Как насчёт отыграть сейшн-другой?

С PENTAGRAM?

Ну да.

Не-а, не думаю, что это возможно. Мы давно уже не встречаемся вместе, живём в совершенно разных уголках Америки и как-то не рвёмся объединиться и начать (или продолжить) что-то совместное. Слишком много воды утекло с тех пор — и у каждого своя жизнь, свои планы. Я живу в Калифорнии, Бобби в Далласе, Винсент… хрен его знает, где тот Винсент. Он пропал. Четыре года тому назад.

То есть как «пропал»? Совсем?

Да, совсем. Уже четыре года как его никто не видел и не слышал. Винсент жил в Сан-Франциско, мы с ним как-то разговаривали по телефону… а потом вот это. Пропал. Просто взял и куда-то ушёл. Хватились на работе — нет, спросили гёрлфрэнд — она в растерянности; домашний телефон отключен; написал ему письмо — вернулось; скинул мессагу по «мылу» — говорят, нет такого ящика… в общем, был человек и исчез. Ни один из его друзей ничего больше не слышал…

Как же его, должно быть всё задрало!!!

Хммм… Не отрицаю права человека начать новую жизнь, но всё-таки… всё-таки хотел бы сообщить Винсенту, что у нас вышел диск!!!
…В общем, это главная причина, почему мы не можем больше играть вместе. Но есть ещё и другая: а именно, наши с Бобби нелёгкие отношения. У него своё видение группы, у меня — совершенно другое… и уже, кажется, ничто не в силах нас помирить.

И давно вы поссорились?

Давно. Лет этак двадцать пять тому назад. Понимаешь, Бобби из тех ультраталантливых людей, которые совершенно непереносимы во всём, что касается личного общения. То есть, гениальность в сфере искусства как бы компенсируется проблемами в личных взаимоотношениях… и поведении. Меня в нём всегда раздражали две вещи: упрямство и наркотики. И с тем и с другим всегда были неприятности — и в конце концов меня это порядком подзадрало.
А Бобби… он был неисправим: он всегда делал всё по-своему, любыми путями, и ничьих других мнений в расчёт не принимал. Никаких компромиссов. И поэтому… Да, конечно, мне было бы безумно приятно выйти на сцену и сыграть нашу музыку — именно ради самой музыки — однако насчёт общения с Бобби как-то сомневаюсь. Под рукой лежит телефонная книга, где записан его домашний номер, и я могу позвонить хоть завтра — однако не вижу в этом смысла. Слишком много хреновых воспоминаний, слишком много «чёрных кошек» пробежало за все эти годы между нами.

С ПЕНТАГРАМом, таким образом, всё понятно. А как обстоят дела с BEDEMON? Есть там ещё что-то живое?

Да, конечно! И это очень приятно, поскольку к BEDEMON я всегда относился скорее как к сайд-проекту, нежели как к полноценной команде. Всё начиналось именно на уровне проекта, после того, как Рэнди Палмер (который, кстати, тоже несколько раз «включался» в состав PENTAGRAM) под впечатлением от прослушивания BLACK SABBATH насочинял целую гору материала и попросил меня, Бобби и ещё одного своего друга по имени Майк Мэттьюс посодействовать в его записи. Что ж… какие проблемы? За недельку мы записали все эти песни, альбом вышел на свет… и… оказалось, что нам хочется продолжения! То же самое желание выказывали и фэны — так что через год BEDEMON уже превратился в довольно-таки материальное существо. Так оно и поехало — и теперь, примерно через месяц, мы готовимся приступить к записи очередной порции стаффа: немного старого и много нового. Что-то будет переиздано заново… Короче говоря, история продолжается!

И, судя по всему, основная доля промоции осуществляется при помощи Интернета. Ваш сайт содержит целую уйму полезной и разнопланово-любопытной информации, постоянно обновляется… одним словом, видно, что за это дело кто-то взялся очень и очень серьёзно…

Это всё Майк! Он поддерживает жизнедеятельность сайта, вывешивает туда всякие новые штуки, пишет новости и всё остальное. Мне кажется, очень приличная работа. Майк в этом деле профессионал, его основное занятие состоит в разработке правительственных веб-проектов.

Неплохо… И насколько эффективно продвигается ваша интернет-кампания?

Просто здорово! Нам много пишут, заказывают диски, рассказывают о своих впечатлениях о BEDEMON, просят приехать к ним в гости и сыграть на концерте. В общем, много всего приятного происходит — что меня искренне удивляет (никогда бы не подумал, что у группы, которая толком никогда даже и не существовала, может быть такое количество поклонников!) и, конечно, воодушевляет. Лишняя доля поддержки никогда не мешает, ведь правда? Особенно в нашем случае…

Пойми, тут такая вещь… вся эта музыка, в равной степени PENTAGRAM и BEDEMON, была частью моей жизни тридцать лет тому назад — а сейчас, в новом тысячелетии, люди шлют свои восторженные отзывы, говорят нам «спасибо» и всё такое… чёрт… не знаю, как объяснить это чувство, но мне на самом деле безумно лестно и приятно!

Есть ли уже контракт или хотя бы контакт с лэйблом, который возьмётся за «возвращение» BEDEMON?

Предложений было немало, причём со всех частей земного шара: предложения начали поступать сразу после того, как мы запустили этот сайт, и продолжают идти до сих пор. Но спешить не хочется, рисковать тоже, — поэтому мы постараемся «приткнуться» куда понадёжнее. В самое ближайшее время я намереваюсь послать несколько сэмплов и кусочков старого материала на Relapse, и, думаю, что-то из этого да получится. Там всё-таки Бобби на вокале — и, значит, лэйбл получит дополнительную возможность напомнить мировому музыкальному сообществу про «пентаграммщиков».

Кстати, вопрос относительно сотрудничества с «рилэпсами»: как вы туда попали и для чего, собственно, надо было издавать эту Vintage Collection?

Получилось так, что одному из боссов Relapse кто-то дал послушать кассету с древними вещами PENTAGRAM — и этот чувак пришёл в тотальный восторг! Ему очень понравилось — вплоть до того, что через несколько дней парень позвонил Бобби и заключил с ним контракт на тему коллекционного диска, содержащего ту часть наследия коллектива, которая прежде никогда официально не издавалась. Бобби моментально согласился — не позаботившись, конечно, о том, чтобы спросить мнение или хотя бы проинформировать остальных участников группы. (Пауза). Не очень, конечно, хорошо, с его стороны — однако я рад самому факту «реанимационного» выпуска всех этих записей. (Снова пауза). Кстати, если б не моя давняя дружба с фотографом Кэмероном Дэвидсоном, которому принадлежит вся фото-часть промоции PENTAGRAM, я б, наверное, так никогда и не узнал об этой пластинке. Получилось так, что в один прекрасный день ему позвонили люди с «Рилэпса» и попросили подходящих картинок для оформления буклета. Он выяснил, в чём дело, и сразу позвонил мне: «Хэй, Джеф! Там вот есть такая контора, Relapse Records, и они собираются выпускать ваш СиДюк!» Я, в свою очередь, тут же связался с Германией, убедился, что всё это чистая правда — и получил предложение написать немного комментариев для буклета. Написал… и вот оно, теперь уже перед вами. Можно почитать, послушать и потрогать руками. По части качества звука и оформления претензий никаких, спасибо «рилэпсам» за хорошо проделанную работу. Вообще всё здорово, если не думать про Бобби…

Сейчас о «пентаграммах» с «бидемонами» говорят не иначе как о прадедушках дум-метала, самых первых думовых коллективах. Интересно, к какому стилю вы сами себя причисляли, когда только создали свой бэнд?

(Cмеётся).
Да мы просто играли, вот и всё! Тридцать лет тому назад ни о каком думе не было и речи, никто даже и не предполагал, что когда-то такой зверь вообще уродится на свет! Осенью 1971 года, когда образовалась наша группа, мы все как один фанатели по BLACK SABBATH, BLUE CHEER, ATOMIC ROOSTER и Джими Хендриксу, потому несложно предположить, какой областью музыки тянуло заниматься в первую очередь. Это был хард-рок — быть может, разве что, немного doomy, как у «саббатов». Первые шесть лет существования PENTAGRAM можно с полной уверенностью назвать хард-роком, «сатанинским хард-роком», после чего, с подачи Бобби, группа вошла в более медленное и тягучее русло, именно то, что дало критикам право говорить о команде как об одной из самых первых думерских формаций.

Прослушав ваш First Daze Here, я аж подпрыгнула: «Это ж DEEP PURPLE, блин!» Какой уж тут дум…

Да, конечно, ведь в этот диск вошли сплошь старые песни, именно того первого, хард-рокового периода. Doom начался гораздо позже…

Доводилось ли вам общаться с кем-либо из «саббатов»?

Не-а, лично мы не знакомы. Встречались как-то на концертах, после концертов — но разговаривать ещё не приходилось. Во всяком случае, пока.

А с TROUBLE встречались? Вообще, твоё мнение на счёт этих ваших коллег по думо-пионерии, однако из лагеря сугубо христианского?

Классная группа, мне очень нравится их музыка — такая тяжёлая и одновременно мелодичная. Да, хорошая команда — по-моему, кстати, большие фэны PENTAGRAM!

Современная метал-сцена: как она выглядит в твоих глазах?

По-моему, сейчас развелось слишком много позёров, ставящих имидж превыше музыки: смешной выглядит преувеличенная мрачность, неизменно чёрные одеяния и угрюмые лица… А эти обложки! Мне кажется, большинство групп перегибает палку, изображая окровавленные части тела, извращения и прочие излишества. Лучше б они побольше думали о своём саунде, нежели о том, как похитрее выпендриться и напугать окружающих. Потому что большинство песен включаешь — и не видишь собственно песни. Есть низкие частоты, есть гитары и драмсы — но нет композиции. «Highway Star» тех же DEEP PURPLE — это шикарная композиция, а большинство современных металлеров не в состоянии сочинить и записать ничего подобного.

Что тогда скажешь о новом (впрочем, уже вошедшим в классику) поколении думеров: MY DYING BRIDE, PARADISE LOST, ANATHEMA, OPETH?

Наверное, только то, что с этим вопросом лучше обращаться к Рэнди: чувак на самом деле зависает по всем этим новомодным, грустным и медленным, а иногда просто странным коллективам. Мне же, признаться, эти названия ровным счётом ни о чём не говорят, я не слушаю современную музыку, потому что, кажется, навеки погряз в прошлом… Я слушаю исключительно старые рок-группы (70-х, 80-х годов: Майкл Шенкер, Гэри Мур), а всё остальное если и проходит, то всё больше стороной. (Cмеётся). Устарел я, эххх…

Ещё одна интересная и во всех отношениях интригующая сторона PENTAGRAM (тема, которую я приберегала напоследок!) — то, что ты назвал «сатанинским хард-роком». Название группы — раз, «тёмная» символика — два, содержание и названия песен — три… да и ещё много чего, выглядевшее и звучавшее тридцать лет тому назад, надо полагать, весьма революционно. Не каждый рокер распевал песенки про Дьявола, верно? Ну так вот… расскажи, в чём тут секрет и насколько это всё было серьёзно с вашей стороны?

Это вопрос тоже не совсем ко мне, а, скорее, к Бобби, поскольку он написал 90% материала группы, а также занимался всякими имиджевыми и концептуальными вещами. Мы просто играли и совершенно не заморачивались на том, чего он там пытается показать. Никакими сатанистами мы не были, и всякие рассказы о жертвоприношениях и оккультных обрядах в нашу честь воспринимали по большей части как стёб, то есть, совершенно несерьёзно. Бобби писал «ивэл» лирику, чего-то выдумывал, а нам это было абсолютно «до лампочки». Мы были совершенно нормальными перцами, студентиками в голубых джинсах да с косячком в кармане. Зажимали симпатичных девчонок и… ну сама подумай, на кой на был весь тот оккультизм? (Cмеётся).

Как твои родители относились к музыкальным и околомузыкальным забавам сынишки?

Они всегда помогали, поддерживали везде и во всём — наверное, даже в большей степени, нежели я того заслуживал. Им следовало быть построже и не позволять мне тратить всё своё время на разную фигню — а вместо того учиться дальше, умнеть и искать себе хорошую работу. Из моей жизни ведь могло получиться что-то более существенное, ну разве нет???

А так… либерализм моих родителей допускал бесконечные тусовки, репетиции, тяжёлую музыку и длинные патлы: дело доходило до того, что мы собирались играть (репетировать) в здании магазина моего отца, после того, как он закрывался на вечер. Это был исключительно деловой район города, поэтому никому из бизнес-партнёров или просто соседей не приходилось шугаться дикого шума, доносящегося вечерами из огромного и тёмного магазина.

А не пугал ли ваш страшный (по тем временам) волосатый имидж учителей, одноклассников и прочих окружающих?

О, этот имидж придавал нам столько «звёздности», что мы становились кумирами, ещё ничего не сделав и не записав! Те времена знаменовались настоящим взлётом хард-рока, мужественной и агрессивной музыки. Мы выглядели точно так же, как популярные «паплы» или «сабсы», и потому, собираясь после «репы» в одном из местных баров, становились непременным центром внимания. Тут же слышались шепоты (переходя на таинственно-пониженные интонации): «Кто это? Кто это? Это какие-то Музыканты?!?!» — а потом выстраивалась длинная очередь охотников за автографами. Мы честно признавались, что действительно играем в группе, хотя пока ещё совсем неизвестной — однако при этом на росписи не скупились, хех…

Просто было такое время, такое отношение. Музыка приобрела ярко выраженный социальный статус протеста: протеста против общества, против правительства, против власти… против неважно чего, даже протеста ради протеста. И молодёжь шла за музыкантами, которые были как бы в фарватере происходящих волнений.

Наркотики…

И наркотики! Они погубили не одну талантливую музыкальную душу, но во времена моей молодости без травы или ещё какого-то «долбящего» средства не обходился ни один шаг. Да блин! Достаточно было просто выйти на улицу, втянуть в лёгкие воздух и моментально почувствовать себя обдубашенным! Наркотики были везде, это тоже примета времени. Я и сам с радостью курил — однако всегда презирал и ненавидел иголки. Героин убил многих моих друзей — и к «тяжёлым» драгсам я всегда относился однозначно отрицательно. Просто терпеть не мог, когда вся компания садилась в кружочек, доставала иголки и начинала эту хрень… фу! …В стане PENTAGRAM, само собою, тоже не обошлось без проблем по этой части. Кто-то вылетел из коллектива только потому, что не мог попасть по струнам своими дрожащими руками, кто-то приходил на репетицию совершенно «мёртвый» и вообще плохо ориентировался, где находится… всё это мешало и рано или поздно задалбывало. Особенно меня, как одного из людей наиболее осторожных и трезво мыслящих.

Присутствует ли у тебя ощущение ностальгии, желания вернуться в прошлое, снова поднять шум, попасть в бешеный водоворот событий… одним словом, пройти, прожить свою жизнь ещё раз?

Конечно!!! Самыми счастливыми годами моей жизни были 78-80, когда каждый день, каждый из 24-х часов оказывался насыщен множеством событий, каждая минута длилась вечность и имела огромное значение. Как не хотеть прожить это снова??? Конечно хочу, очень! Большая часть моей души осталась именно в тех временах — я, как видишь, даже музыку слушаю ту же, рок-музыку тридцати-двадцатилетней давности. И ещё одно… В последнее время PENTAGRAM привлекает много внимания, про нас пишут, нас слушают, нас вспоминают и печатают статьи с интервью во всех уголках мира. Это, безусловно приятно — однако, увы, слишком поздно. Сейчас это уже постфактум, группа как таковая не существует, мы никогда больше не соберёмся на концерт или… да, в общем, вообще вряд ли когда-то соберёмся. Поэтому присутствует некоторая обида: ну почему на нас не обращали внимания раньше? Почему никто не помогал с организацией концертов, контрактами, интервью, выпуском альбомов? Чёрт знает, каких высот мы могли бы достичь, существуй тогда подобная система промоции! Но… увы… рок-шоу-бизнес только начинал свои первые шаги, и мы были не из тех, кто смог пробиться «наверх». Пытались прорываться своими силами, однако и в этом не очень-то не преуспели. Думая об этом сейчас, действительно обидно. …Хотя я, безусловно, благодарен тем же «рилэпсам», масс-медиа и фэнам во всём мире за внимание и своеобразную… хммм… раскрутку. Даже если и не очень своевременную.

В Турции, кстати, есть ещё одна группа под названием PENTAGRAM. Вас это не смущает?

Да, я слышал об этом, и, честно говоря, весьма удивлён подобным фактом. Бобби имеет все права на это название — причём лет уже как минимум тридцать. Так что турки не при делах… не знаю, собирается Бобби что-то с этим делать или нет — так или иначе, это его забота.

Я думаю, всё дело в том, что свет вашей звезды так и не сумел осветить бедную-несчастную Турцию…

Да, так, скорее всего, и было! (Cмеётся).

Зато нас он уже почти ослепил! Спасибо тебе огромное за интереснейшее интервью, за свои чудесные и содержательные ответы!

Что, уже всё…? Я только разговорился, хех… Ну… жаль, конечно, но закругляться — так закругляться. В свою очередь, высказываю огромную благодарность всем вам — за ваши письма, интерес и поддержку. Я был удивлён, узнав, что где-то далеко в странах СНГ люди слушают диски PENTAGRAM… приятно, потрясающе приятно удивлён. Спасибо всем вам, ребята! Всего вам хорошего!

Теги: ,



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Интервью с PECCATUM. «Я не верю в то, что «смертные грехи» действительно существуют»

(Ihriel, опубликовано в "Музыкальном журнале", осень 2000) И снова звездное семейство PECCATUM не дает позабыть о своем существовании: несмотря на то, что на настоящий момент группе исполнилось всего два года, на пороге...

Close