Интервью с IMMORTAL. «У меня вообще нет интернета»

(Olve «Abbath» Eikemo, обложка «Музыкального журнала», весна 2002)

Приветствую тебя, Аббат! Даже, честно говоря, не верится, что я наконец слышу твой голос: два или три раза безуспешно просидела возле телефона, потом высылала вопросы по электронной почте, потом… в общем, заколебала весь промо-отдел Nuclear Blast до состояния полной невменяемости. И ты — ура! — всё-таки позвонил!!! Не скажешь, в чём причина предыдущих засад? Вы, типа, сильно понтовая группа: хотим — звоним, не хотим — не звоним?!

Причин было много, а главная в том, что, бывает, назначенное на интервью время не совпадает с другими нашими планами. В последнее время мы очень заняты — по большей части, кстати, именно общением с прессой и промоцией своего нового альбома. После его выхода мы дали более двухсот интервью, и это уже порядком запарило. Immortal Abbath Я провёл неделю в Германии и во Франции, занимаясь промо-стаффом, делая эти гребучие интервью — и теперь, приходя ежедневно домой, снова трачу 90% своего времени на всякие звонки, ответы и разговоры. А ведь есть и другие дела… так что вот, случаются накладки. Пять-шесть звонков каждый вечер в течение нескольких месяцев — это вам не шутка.

Сейчас я поставил перед «бластами» условие не ставить больше двух интервуев в день — потому что это мне уже надоело! (Распаляясь). Это fucking чересчур! Сидеть каждый fucking вечер около этого fucking телефона!!! Меня от этого блевать тянет! Два в день — это ещё более-менее по-людски — но не больше! С ужасом вспоминаю эту промо-неделю в Германии, когда отвечать на вопросы приходилось не менее двенадцати часов в день… Так и с ума сойти не долго! От этого правда что-то делается с рассудком, потому что, закончив все умные беседы, ты ещё часа два не можешь не только разговаривать, но и вообще думать. Сидишь как мудак и всё… (Переведя дух). Да, в общем, дело не только в том, что всё это страшно парит. Такой дебильный напряжённый график, сама понимаешь, сильно сказывается на качестве этих fucking интервью — потому что ни один живой человек не в состоянии в сотый раз за месяц умно и красиво говорить на одну и ту же тему.

А жаль… Я хотел бы, чтобы, представляя в масс-медиа ИММОРТАЛ, мы имели возможность как можно более полно и доступно рассказать о нашем видении группы, о новом альбоме и так далее… отвечать как мыслящие и чувствующие люди, а не как запрограммированные роботы, — однако при подобных раскладах возможным сие никак не представляется… Впрочем… как бы там ни было, сорри за те «пролёты», о которых ты мне сказала… и … (Страшным голосом). Вот он я тут!!!

Зато, согласись, все эти бесчисленные трындежи благополучно влияют на развитие языковых навыков: сейчас ты говоришь без особого напряга, а ведь в начале своей музыкальной карьеры, помнится, испытывал немалые сложности…

Shit! (Пауза). Я всё-таки предпочитаю живое общение, так, чтобы видеть своего собеседника. Телефон гораздо дерьмовее.

А для чего было тащиться в Германию, во Францию? Что, из Норвегии до немецких журналов не дотянуться?

Эти две страны очень много значат для IMMORTAL: в них сосредоточено огромное количество метал-прессы, музыкальных магазинов и клубов. Мы ездили по разным изданиям, общались там с журналистами вживую, фотографировались и всё такое… А уже вернувшись домой, сели за телефон. Ещё запланировано что-то около сотни интервью — то есть, ещё fucking до фига.

Так что, вы не можете их разделить? Всё, что ли, тебе отдуваться?

Мне достаётся большая часть телефонных, а остальные специализируются по «мыльным».

Понятно. Ладно, оставим, пожалуй, эту тему, поговорим непосредственно о группе. Причём, начнём с ваших псевдонимов — с их происхождения и значения. На первых «бессмертных» дисках ты значился не иначе как Abbath Doom Occulta. Откуда это?

Abbath — это имя, которое мне однажды явилось — и с тех пор стало обозначать демоническую часть моей натуры. Мне нравится заложенный в нём дьявольский смысл, и я считаю его не только сценическим именем, но и своим именем, вторым после того, что мне было дано при рождении.

Что же касается Abbath Doom Occulta… да, было такое. То есть, был я и был Demonaz Doom Occulta — братья по крови и тёмной стороне существования. Нам нравилась звучность этих имён и присущий им мистицизм… Сейчас моё имя сократилось до одного слова, однако это не значит, что я отказался от своего прежнего «звания». Оно по-прежнему присутствует — незримо и неслышимо — переходя из прошлого в настоящее…

Дурацкий вопрос, но всё же интересно: к какой части метал-сцены вы себя теперь причисляете? Блэк или дэз-метал?

(Длительное молчание). Это смотря с какого боку подойти. Если принимать во внимание пронизывающую нашу лирику мрачную концепцию, дьявольский смысл всего нашего творчества — то это, безусловно, ближе к «чёрной» сцене. Однако с точки зрения чисто музыкальной — это уже, вероятнее всего, death, хотя и с примесью того сырого и древнего трэша, что лёг в основу первого поколения black-металистов. Так что… (Пауза). В любом случае, это метал! Хотите — называйте его блэком, не хотите — не называйте. ИММОРТАЛ всё равно останется ИММОРТАЛом, со своей неповторимой музыкой, со своим собственным саундом.

…В котором явственно заметна тенденция к всё большему и большему убыстрению. На следующем альбоме вы, вероятно, дойдёте до грайндкора…

Не знаю, до чего мы дойдём. Мне сложно об этом судить, потому что специально у нас ничего не планируется. Главное — сохранить специфическое настроение своей музыки, особенную, характерную для неё концепцию, а также играть тяжёлый, металлический стафф. А стиль… ну, какая разница, как вы обзовёте этот стиль?!

В и-нете уже бродит масса рецензий и отзывов относительно Сыновей…. Ты что-то читал?..

(Перебивая). Сразу говорю: нет. У меня вообще нет интернета, поэтому я совершенно не в курсе, что там творится. А рецензиями где бы то ни было вообще мало интересуюсь: они на нас никак не влияют. Для нас существуют два критерия оценки работы IMMORTAL: что думаем мы сами и что думают наши фэны. Похвалы критиков воспринимаются скорее как бонус, они не могут заставить нас изменить что-то в своей музыке. Группа — это наша жизнь, которую мы живём единственно возможным для нас способом, и всякие попытки вмешаться отвергаются сразу — как что-то лишнее, инородное. Мы играли то, что хотели, и в самом начале, когда критики на всё это, мягко говоря, плевали, и мы продолжаем играть то, что хотим, сейчас, когда говорится в основном хорошее и приятное. IMMORTAL идёт своим путём, независимо от каких-то там мнений.

Много ли было фэнов, что высказали вам свой «фак», узнав о сделке с мажорами Nuclear Blast?

Не знаю, много или мало — однозначно могу сказать только то, что этот наш новый контракт вызвал кучу разного непонятного шума. Пошли разговоры о том, что, попав на большой лэйбл, мы непременно изменимся в худшую сторону. Они сильно ошибались — поскольку, как я и говорил, самая главная штука для нас — это свобода и возможность играть то, что хочется. Мы бы не пошли ни на какие условия «бластов», существуй хоть малейшая вероятность того, что они станут пытаться как-либо изменить нашу музыку… И… прослушав новый альбом, полагаю, все сомневающиеся поняли, насколько они ошибались. Мы всё те же! — зато сейчас, благодаря обширной промо-кампании, наше творчество стало более доступным для людей, и это, я считаю, классно не только для группы, но и для метал-сцены в целом.

А на EMI пошли бы?

Смотря что бы они нам предложили. Если бы EMI обеспечили нам такое же внимание и первостепенность, как Nuclear Blast, и заплатили… хммм… в два раза больше!!!!!!!!.. (Смеётся). Да, в таком случае мы бы рассмотрели эту возможность более серьёзно! И, может, даже отказались бы — потому что условия и возможности, предложенные на сей день «нуклеарами», устраивают нас на все сто процентов.

Конечно, не так легко было уходить с Osmose: мы многим им обязаны, мы, можно сказать, «выросли» вместе (восемь или девять лет активного сотрудничества — не шутка!), однако теперь группа вышла на другой, более масштабный уровень, и Osmose не в состоянии до него дотянуться. Увы! Поэтому, закончив с ними контракт, мы не стали его продлевать… Отказаться от того, что предложили Nuclear Blast, было совершенно невозможно — потому что они предложили нам необходимую возможность дальнейшего развития.

Что вдохновило вас на написание песни про Антарктику? Ты, вообще, знаешь, где это находится?

Демоназа на эту тему вдохновило прослушивание моей музыкальной композиции. В ней, по его словам, «было что-то арктическое». Разницы между полюсами нет, тут всё дело в специфической холодной атмосфере.

Антарктика — это ведь самое холодное место на Земле…
(После этих слов Аббат долго и оглушительно хохочет. К чему бы оно…? — авт.)
…место, где не в состоянии выжить ни один из «северных сынов», разве что советская станция «Восток»…

(Смеётся). И демоны из Бергена!!!!!!!

Ага, захаживают такие… с примёрзшими шипами… Ну да ладно. Общаешься ли ты с другими норвежскими метал-бандами? Как насчёт «чёрного» сообщества?

Не-а, ничего такого здесь не наблюдается. Каждый занимается своим делом, и пересекаемся мы разве что во время совместных выступлений. Вот, единственно, с Фенризом частенько встречаюсь, иногда — с участниками AETERNUS и GORGOROTH… Когда езжу в Осло, бывает, созваниваюсь с Бласфемером из МЭЙХЕМ, вижу Маньяка, Шаграта… ну, впрочем, случайно наткнуться можно на кого угодно. Но вообще, повторюсь, регулярно общаемся мы только с Фенризом: мы хорошие друзья, вместе ходим отрываться на сейшны.

Слышал ли ты хоть что-то о метал-сцене стран СНГ?

Не-а, ровным счётом ничего. Знаю только, что у вас есть метал-сцена, и, к тому же, достаточно сильная, но сюда никакой более подробной информации не просачивается.

Всегда хотела спросить, как вы умудряетесь стоять на сцене в своём традиционном «снаряжении», то бишь, нагрузившись кучами разных тяжёлых прибамбасов? Это ж, наверное, очень непросто…

Да нет, никаких проблем. Мы, по сравнению с некоторыми бандами, кстати, этим совершенно не злоупотребляем.

Летом тоже без проблем?

Спрашиваешь… Вспоминаю, как мы, вместе с MANOWAR, SODOM и MERCYFUL FATE в 1992-ом играли на летнем фестивале в Афинах — весь день на сорокадвухградусной жаре! Ни облачка на небе, ни тени, ни ветерка, мы при полной амуниции… да!!!… Это выглядело, как концерт в аду!!! Было так жарко, так fucking жарко, что просто невероятно! Это гребучее солнце нас fucking убивало — зато (в качестве моральной компенсации за физические страдания) аудитория попалась просто суперклассная. Но всё же было охеренно жарко!!!

Не возникало ли искушения скинуть всё это кожаное дерьмо да надеть маечки с джинсами? Или, ещё лучше, шортиками?

Нет. Это уже был бы не ИММОРТАЛ. Никогда наша группа не будет выступать в джинсах или в том виде, в каком мы ходим по улицам в своей повседневной жизни. Сцена — это сцена, и мы будем мучиться, однако своему имиджу не изменим. Внешний вид — это отражение нашей музыки, и поэтому он должен быть соответствующим.

А вам не скучно из года в год делать всё то же самое: одинаково краситься, одинаково позёрствовать на фотосессиях?.. Ну, надоедает же…

Нет! (Задумался). Понимаешь, если творчество становится твоей жизнью, ты и сам превращаешься в некоторого рода персонажа, актёра. Это — вторая личность, не менее значительная, чем «первая». (Раздвоение, не иначе — авт.) И вопроса вроде «скучать или нет» тут не стоит. Ты просто живёшь — ты этим живёшь, вот и всё. И, во-вторых, внешний вид важен для того, чтобы организовать хорошее шоу. Надо, чтоб оно было… театральным, что ли… более иллюзорным — и мы сами воспринимались не как реальные люди, а в качестве демонически действующих лиц экстремального перфоманса. С этим и сама сцена превращается в подобие преисподней… во всяком случае, мы очень хотелось бы в это верить.

Детишек всё это, безусловно, восхищает, поражает и радует — однако люди постарше просто смеются, в очередной раз увидев «пингвинский» грим и частоколы из шипов! Вас это не смущает?

Нисколько. И те, кто искренне радуется, и те, кто смеётся, — все они, в конце концов, заплатили за концерт свои бабки, ну разве нет? (Смеётся). А те, кто излишне много прикалывается по поводу нашего имиджа, быть может, делают это просто из зависти? Из-за того, что у них у самих не хватает смелости выйти на сцену и сотворить нечто подобное? Кто знает…

Как ты относишься к татуировкам? Украшаешь ли себя подобными радостями?

Татуировки? Есть несколько — а если точнее, три штуки, одна из которых сделана в виде старого логотипа IMMORTAL. В ближайшее время думаю забомбить себе ещё две-три татуировки, имеющие непосредственное отношение к тому, кто я есть, кем я стану и кем я всегда буду. Точно так же, как и те, что уже ношу на своём теле, отражают некую часть моей жизни. То есть, никаких отвлечённых тем, всё очень лично и очень жизненно.

Расскажи какую-нибудь историю из вашего богатого концертного опыта — нечто примечательное или, может, скандальное?

Хммм… Что чаще всего имеет место в турах, так это разного рода технические приколы: неполадки с аппаратом или утеря каких-то важных инструментов. Бывает… а так ничего сильно весёлого… Хотя, может, что-то и было — просто я не могу вспомнить, потому что совершенно не готов к таким вопросам.

Ну хоть что-то! Не случалось ли вам, скажем, выбрасывать телевизоры из окон гостиничных номеров?

О, нет!!! Конечно же, нет! После того, как мы покидаем комнаты гостиницы, всё остаётся настолько нетронутым, что у людей впоследствии возникают сомнения, были ли мы там вообще, хахаха! (Злорадно cмеётся). Только дерьмо по углам воняет да чистенькие полотенца из беленьких отчего-то превращаются в серо-чёрные!
Но вообще, приходя в отель, мы предпочитаем расслабляться.

И каков же излюбленный способ расслабления? Огненная жидкость?

У меня? Как ни странно, это совсем не бухло. То есть, сейчас мы немного ещё, бывает, пьём, но совсем не так, как раньше. Хочется выходить на сцену в своём лучшем виде, чему ночные оргии, как известно, не содействуют никогда. Так что оргии отменяются. Релаксация для меня — это тёплая водичка в ванной, ну и, в случаях, когда удаётся найти симпатичную девчушку, энное количество физических упражнений перед сладким сном. (Xохочет). Хотя так бывает редко. Обычно всё ограничивается тем, что мы разваливаемся в креслах, немного сидим, прикалываемся друг над другом, а потом топаем спать. На большее сил уже не хватает, так как концерты проходят обычно поздно вечером, да ещё после долгого напряжённого дня… в общем, ничего не хочется больше, кроме как пойти и завалиться в постель.

Какие уж тут девочки…

Нет, иногда энергии хватает и на девочек — даже после особо утомительных концертов. Если вокруг тебя вертится какая-то красотка… ну разве ж можно ей отказать???

Теги: ,



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Интервью с MOTORHEAD. «Да, я пью, курю, годами принимаю наркотики. Но это моя жизнь!»

(Lemmy Kilmister, обложка "Музыкального журнала", осень 2000, АС + Дмитрий Басик) Лемми приезжает в Минск! Ну и дела... К такому событию следовало подготовиться основательно и ответственно, что и было сделано: связавшись с...

Close