Интервью с HOLY MOSES. «У меня был рак желудка. Очень тяжело приходилось…»

(Sabina Classen, обложка «Музыкального журнала», весна 2001)

Иногда они возвращаются… Немецкая группа, в течении второй половины ’80-х бывшая олицетворением европейского трэш-метала, наравне с DESTRUCTION и KREATOR, проотсутствовав на сцене цельных 10 лет, вдруг почему-то решили собраться вновь, и показать кое-кому где раки зимуют… Поговорить с хриплоголосой Сабиной Классен хотелось давно (наш главред мечтал об этом с ’86-го, когда услышал бронебойный Finished With The Dogs), но пока Сабинка парилась со своим проектом TEMPLE OF ABSURD, нам как-то не везло. Однако свершилось!

(Разговор происходит 9 мая под залпы праздничного салюта, раздающиеся где-то за окном)

Temple Of Absurd Sabina Classen Holy Moses Привет, Сабина! Премного приятно с тобою познакомиться: для нашего журнала это, поверь, большая честь… и, к тому же, давняя мечта нашего редактора.

(смеется) Что ж, мне тоже приятно, коли так!

Начнем наш разговор, пожалуй, с наиболее интересующего метал-массы вопроса: правда ли HOLY MOSES решили вернуться и, если это правда, что стало основной причиной?

Да, мы действительно решили вернуться: уже начинается активный концертный сезон, а 18 июня на Century Media появится наш новый пятипесенный CD-EP Master Of Disaster. Что же до причин… Знаешь, за последние два года я много болела, большую часть этого времени проведя, по сути дела, в больничной палате… У меня был рак желудка. Очень тяжело приходилось… но, к счастью, все-таки удалось выкарабкаться. После последней операции, уже на стадии выздоровления, меня навестило огромное количество людей, знакомых и не очень: видя, что дело идет на поправку, все, как один, уговаривали: «Пожалуйста, восстанови HOLY MOSES! Все тебя очень просят!» Кроме того, поступило огромное количество предложений от организаторов фестивалей и концертов: как оказалось, нас действительно хотят видеть и слышать. Много времени прошло, но тем не менее! Это все заставляло задуматься… а так как в больничных условиях ничем другим особо и не займешься, я думала-думала… и, в итоге, решила: а почему бы, собственно, и нет? Позвонила Энди, и он тоже оказался не против. За новыми вещами дело не стало — написали. Они получились в должном, классическом «холи моузесном» духе, и… посмотрим, что из всего этого получится. Сил и энергии, я полагаю, хватит еще надолго.

…Честно говоря, я счастлива, что нас не забыли, что люди помогли вывести на свет ту идею, которая давно теплилась в моей душе — ведь сердце как было отдано этой группе однажды, так и осталось там навечно. Все просило продолжения… Сейчас чувствую себя словно бы рожденной заново.

Вопрос еще в том, насколько легким окажется дело завоевания новых поклонников, тех представителей молодого поколения металхэдов, кто о вас до сих пор ничего не слышал…

Не знаю… вообще, сегодняшняя группа HOLY MOSES для меня — словно медаль: с одной стороны, нам проще, поскольку сохранилось большое количество преданных поклонников еще того, давнего периода восьмидесятых, с другой, действительно сложнее, так как придется выдерживать огромную конкуренцию со стороны молодых команд, пытаться привлечь новые и новые армии фэнов. Для них (фэнов) мы ведь — не более, чем одни из многочисленных дебютантов… Что ж! Шанс на их признание тоже есть: все, кто ценит по-настоящему техничную и брутальную музыку, наверняка оценят и наши песни.

Вас пока еще не обвинили в корыстолюбии, желании наварить побольше денег на легендарном имени?

Слышала и такое… и… Не буду спорить, я была бы рада заработать много-много бабок, ничего против них не имею! Будет здорово, если то, что мы делаем, сможет принести сумасшедшие прибыли — однако особенно рассчитывать на них не приходится… и каждый из членов восстановленного коллектива по-прежнему работает на своих основных работах. Вообще, верно: слово «воссоединение» всегда вызывает некие негативные ассоциации. Люди думают: ага, сейчас они состыкуются на два-три концерта, нагребут кучу промоутерских денег, а потом снова полягут в могилу. Именно из-за таких ассоциаций я долго отказывалась от возможности этого воссоединения, говорила, что не бывать тому, но… повторюсь, HOLY MOSES по-прежнему в моем сердце, и втайне я всегда мечтала о том, что группа все-таки будет реанимирована, рано или поздно. И сейчас мы называем это просто: «камбэк»…

Безусловно, круто будет, если он принесет миллионы долларов! Но поскольку для большинства публики группа наша «новая», то придется порядочно попотеть, прежде чем мы сможем назвать вторую часть своей карьеры успешной.

А расскажи, почему так внезапно оборвалась ее первая часть? После выхода No Matter — What’s The Cause в ’92-ом году, ты неожиданно заявляешь о своем уходе… и, несмотря на судорожные попытки Энди удержать распадающийся пирог, в итоге разваливается вся команда… Что это были за причины?

Ох, сложный вопрос… тут целое нагромождение причин и следствий, всего понемногу. Начнем с того, что в последние годы своего существования HOLY MOSES немелко сотрясали личные проблемы: сменилось множество участников, и оттого… исчез прежний дух коллектива, что ли… Я совсем запуталась, не могла найти точки опоры — вообще, не знала, ЧТО я должна была делать! Каждый из новоприбывших тянул одеяло на себя, лэйбл непрестанно чего-то требовал, твердил: «Делайте больше дэза, делайте то, делайте это…» И так до бесконечности! Все указывали, все говорили, как лучше, как им будет выгоднее! Я чувствовала себя словно на фабрике по штамповке пластинок и выколачиванию денег, как на работе — и это просто убивало! Исчезла магия творчества, все свелось к холодному расчету и вопросам бизнеса, и… не знаю… все это было до жути неправильно. И так долго продолжаться не могло, несмотря на всю мою любовь и преданность команде. Я не выдержала. Группа перестала казаться радостью, потому не оставалось ничего иного, кроме как уйти восвояси. Об этом не жалею… сейчас так точно.

Прошло 9 лет. Приличная пауза, хорошая возможность подумать о будущем и взвесить свои силы. Обновить идеи. Я считаю, такой перерыв пошел только на пользу: сейчас мы ощущаем себя по-настоящему свежими, полными новых сил, желания работать.

Ты уверена, что прошлые проблемы не вернутся и сегодня? Требования музыкального бизнеса едва ли станут мягче…

Не знаю! (смеется) Никогда не знаешь, где найдешь, а где… Не знаю. Есть только шанс, что, поскольку сейчас значительным образом прибавилось опыта, зрелости и умения, что старых ловушек удастся избежать. Становясь старше, становишься мудрее, начинаешь осознавать себя в этом мире, свое место, предназначение… видишь и понимаешь гораздо больше, чем в юные годы. Более того: уходя из группы, я не уходила из мира музыки, и, попробовав свои силы в большом количестве разных проектов, приобрела огромное количество небесполезного опыта. Сейчас я твердо понимаю одно: я — Сабина (смеется), у меня именно такой голос, и по-другому петь не могу… не хочу.

Далее, именно такая музыка доставляет мне наибольшее удовольствие, и потому все свои силы постараюсь положить на то, чтобы продолжать ее играть, пусть и отлично отдавая себе отчет в том, что по-настоящему больших денег ей не принести никогда. Знаю также, что нам никогда не вылезти на вершины популярности, никогда не сравняться с МЕТАLLICA и прочими, но это тоже не пугает… потому что неважно. Важно только то, что теперь я буду делать то, что хочу, быстро, технично и брутально, а не то, что попробуют заказывать деятели от лейблов. Я уверена в своей позиции, хотя и… хотя и, конечно же, сильно нервничаю! Да-да, я ужасно волнуюсь! Такое беспокойство… знаешь, словно бы в превкушении чего-то огромного и — немного пугающего… С одной стороны, четко понимаешь, что ты делаешь, что из себя представляешь ты сама, с другой — в принципе, не отдаешь себе отчета в том, что происходит в реальности, не можешь объективно оценить ситуацию… Как бы это объяснить? Да! Это как новая любовь, когда все этапы, вроде бы, давно уже пройдены, но, в то же время, постоянно сталкиваешься с какими-то неожиданностями. Не знаешь, чего ожидать от своего патнера…

Эпопея TEMPLE OF ABSURD, я так понимаю, на сегодняшний день окончена, да?

Не знаю, тут очень много разных проблем. Продюсер и гитарист группы работают вместе — в самой студии Absurd, и, если у меня появится желание записать новую вещь, я всегда могу придти к ним и сделать то, что посчитаю нужным. Группа бездействует уже больше года, но зарекаться не буду: будут хорошие идеи, будут и записи… однако на первом месте останется, конечно же, промоция HOLY MOSES. Сейчас наибольшее количество услий и времени уходит именно на нее — быть может, в будущем как-то удастся совместить обе команды, но пока приоритет налицо.

Думается, основным стопором деятельности TEMPLЕ… стала несвоевременная кончина выпускающей компании, High Gain Records. Погибая, она потащила за собою и своих подопечных…

Да, в этом ты абсолютно права! Лейбл полностью обанкротился, и куча денег оказалась безнадежно утеряна. Это в первую очередь сказалось на жизнедеятельности коллектива, но! — если б мы захотели, мы могли бы решить проблему дистрибьюции и прочего. Просто не до того было: после одного из крупнейших open air фестивалей в ’99 году мне стало очень плохо… врачи поставили раковый диагноз, и, понятное дело, все мысли о музыке отошли на второй план. TEMPLE OF ABSURD как раз должен был отправляться на другой фест, Wacken Open Air, но… сама понимаешь, куда могла отправиться я сама. Только в одно место — в больницу.

…Уже через год, в 2000-ом, выйдя на поправку, снова попыталась взяться за раскрутку TEMPLЕ… — однако снова не повезло! Я попала в аварию на своем мотоцикле и опять-таки очутилась в госпитале! Ну, никаких возможностей хоть как-то позаниматься музыкой! (смеется) А когда стала приходить в себя, то, как я уже рассказывала, в голове поселилась мысль о восстановлении HOLY MOSES. Она там и по-прежнему главная… Вообще, когда преодолеваешь тяжелый недуг, передумываешь очень много… обо всем. О прошлом, о будущем… что для тебя является приоритетом, чему уделять свое внимание. И стоит ли вообще… Перебираешь все свои ценности, для каждой из них находишь полочку в своей душе, а мусор выбрасываешь на фиг. Плюс — неминуемо — приходит что-то новое… вот уж не знаю, из ада или из рая! (смеется)

Да, интересно получается! В периоды тяжелых болезней, несчастья, у точки Невозврата люди, как правило, думают о других вещах… очень-очень многие из них бросаются в омут религии, начинают искать веру и надежду. А тебя больше всего волновала судьба метал-группы…

(Смеется) Ну да, что я могу поделать? Так оно получается! Вообще, за несколько лет передумала обо всем, в том числе и о религии, о боге… Пришла к выводу, что кто-то или что-то действительно существует… не знаю, где… но существует, это точно. Не важно, как его зовут, Будда, Иисус, Иегова или Аллах, но все живое так или иначе подчиняется установленному Закону, все мы ходим под действием высших сил, направляющих наши пути. И… что касается меня, то чувство, что путь, которому я следую сейчас, выбран совершенно правильно, верен и благословлен, тоже пришло откуда-то… свыше.

То есть я не говорю, что это божественное откровение, нет… быть может, наоборот, дьявольское, но это что-то извне. Таким образом, я могу сказать, что тоже не минула определенного рода религиозных размышлений… И, кстати говоря, они нашли свое непосредственное отношение и в песнях, в лирике группы. То, что я пишу, всегда такое… очень-очень личное.

А нет опасения, что, будучи откровенной в своих песнях, ты подпускаешь людей чересчур близко? Становишься уязвимой?

Да, все верно. Это действительно небезопасно, по многим причинам, но… в тексте всегда есть огромная доля символизма, все перефразировано, переведено в абстрактные истории, читая которые, человек увидит что-то свое… поймет по-своему, понимаешь? Не подоплеку того или иного высказывания, то есть, мысли и чувства, которые вкладывала я сама, а внешнюю форму, которую сможет интерпретировать как угодно. Это залог неуязвимости — даже при том, что я в своей лирике действительно откровенна.

Я не показываю людям дороги к своему сердцу, просто даю некое направление… ведь, согласись, фразы вроде «master of disaster», «hand of death», «feel the pain» или «taste my blood» можно понимать совершенно по-разному. Есть люди, которые воспринимают только два слова, «hell» и «satan», а есть те, кто сумеет проникнуть вглубь. Мне, впрочем, одинаково важны и те, и другие…

Твой любимый альбом HOLY MOSES? Тот, который ты почитаешь за совершенство?

Finished With The Dogs, безо всяких сомнений.

Можно ли его найти сегодня? И другие старые альбомы?

Сейчас мы работаем над этим, решаем проблему… Дело в том, что за все время своего существования группа сменила массу лейблов, и теперь приходится выяснять, кому принадлежат права на тот или иной диск. Очень много всякой правовой возни, но, тем не менее, надеюсь, что Century Media вскоре смогут решить все эти вопросы: как показывает практика, очень многие люди хотели бы приобрести наши старые вещи.

Чем ты еще занимаешься сейчас, кроме того, что пытаешься вернуть к жизни легенду? Много ли времени уходит на твое онлайновое Bullet-TV show? Как там вообще дела? Как родилась идея этого сайта?

Одиннадцать, нет… о бог мой! — уже двенадцать лет назад пришла в голову идея создать собственное телевизионное хэви-метал-шоу, но, поскольку у нас, в Германии, нет своего канала, где бы крутили тяжелую музыку, было решено запустить в интернет-эфир свой сайт (www.bullet-tv.de), на котором все желающие смогли бы почитать интервью с самыми разными командами, от «скорпов» до «слэйеров» и IRON MAIDEN, разнообразные ревью, статьи, посмотреть видеоклипы и отрывки живых выступлений, послушать мп3-шки… в общем, все, чего только может пожелать душа металиста! Так и было создано Bullet-TV.

Работает над ним команда из нескольких человек, во главе со мной (я делаю большинство интервью сама) — пока что абсолютно забесплатно, на чистом энтузиазме и с надеждой поднять былое величие метал-сцены, привлечь как можно больше новых фэнов. Возможно, в будущем удастся что-то на этом поиметь, за счет размещения баннеров, рекламы, объявлений, но пока что… пока что это делается чисто ради собственного удовольствия.

Ты вообще много времени проводишь за компьютером, ведь верно?

О да, это уже на уровне мании: просиживаю перед монитором большую часть своего времени. Это — область, полная немерянных возможностей, действительно фантастических вещей, но… но да, с другой стороны, не сильно-то и безопасная. Сидя за компом, так или иначе отвыкаешь от живого общения, от человеческих лиц… привязываешься к виртуальным людям, к безжизненным буквочкам электронных писем. О да! Для меня это очень актуально! Каждый день приходит около 200 писем — из самых разных уголков планеты, — и на каждое из них я стараюсь отвечать. Всегда сама… хоть это, опять-таки, стоит немалого времени.

Успевать весьма сложно, и — знаешь, что хочется, пользуясь случаем, сказать всем нашим фэнам? Пишите мне, я всегда отвечу, но… не обижайтесь, если не сразу, а через неделю или две. А то тут такие завалы, просто ужас! (Кстати! Проверить слова Сабины удалось очень легко, буквально на следующий день. На присланный e-mail касательно фотографии для обложки журнала она ответила буквально через три часа. — авт.)

Какие-нибудь другие увлечения, хобби? Насколько мне известно, ты обожаешь футбол… сама в него играешь или смотришь по телику?

Раньше играла сама, причем очень и очень много: я даже училась в Нью-Джерси, в специализированной школе по подготовке футболистов, под начальством самого Пеле. Он учил меня грамотно гонять мячик… (смеется) и, можно сказать, привил любовь к этому виду спорта. Сейчас времени катострофически мало, но я по-прежнему фанатею по футбольным делам! Иногда даже удается выкроить для него часик… Такие мысли порой находят: если б я не была вокалисткой HOLY MOSES и не была рождена девочкой, то теперь бы уже наверняка была футбольной звездой намбер один! (смеется) Это мечта… но не так-то легкодостижимая для женщины.

А тебе не кажется, что Сабине Классен вообще следовало родиться мальчиком? Традиционно мужские хобби — футбол, мотоциклы; голос и манера пения — тоже, прямо скажем, не женские… такое впечатление, что ты нарочно выбираешь для себя все, что не соответствует привычному представлению о женственности…

А я, наверное, гермафродит! В душе… (смеется) Потому что наряду с, как ты сказала, «чисто мужскими» увлечениями, иногда с удовольствием делаю и то, что считается «чисто женским»! Люблю ходить по магазинам, чего-то выбирать, покупать… люблю ухаживать за домашними животными…

Сколько их у тебя?

Семь котов и на ближайшее будущее планируется собака. У меня уже был пес, но умер два года назад… вот, планирую завести нового.

Не сложно содержать такое семейство?

Что семейство, так это точно подмечено! Там все братья, сестры, мамы, папы… я уже сбилась со счету, устала запоминать, кто есть кто… У меня огромный сад, в котором они все играют, резвятся и всячески радуются жизни… так что особых напрягов чувствовать не приходится. Я действительно люблю животных.

И, наверное, именно по этой причине стала вегетарианкой?

Да, мне не нравится идея поедания живых существ. Я бы не хотела, чтоб меня съели… а чем я лучше этих бедных зверюшек?

А ведь металисты всегда ассоциировались с завидной кровожадностью…

Ну, на кровушке-то я наверстываю! (смеется) Отрываюсь.

Окей, вернемся еще раз к теме футбола. Кто тебя к нему приучил? Неужели родители прочили любимой дочери радостное футбольное будущее?

Да, вся моя семья росла на футболе: дедушка, папа, братья — все играли и вообще фанатели по этому виду спорта. С ранних лет меня таскали по матчам, и, возможно, именно там закалился голос небезызвестной вокалистки HOLY MOSES: на аренах всегда так орут!!!

Вообще, сложно было научиться ТАК петь? Не теряя голоса?

Да, нет, не особо сложно: я начинала практиковаться с ранних лет, и долгие тренировки сделали свое дело. Тут главное — побольше репетировать, побольше насиловать собственные связки. Это как накачать мускулы: тренировки, усилия и еще раз усилия с тренировками. Лет с 14-ти я пела каждый день, не менее часа, и… и теперь все просто супер!

А есть ли какие-то спецтехники сохранения голоса? Правила, которые ты стараешься не нарушать…

Да, одно. Я пью много виски и курю. Еще… нет, кажется, на этом все. Как видишь, техника до крайности проста!

Женские голоса, которые тебе нравятся?

На первом месте, конечно, великая Доро: я ее обожаю! Далее — вокалистка GUANO APES и… наверное, Мадонна. Да! Еще два фаворита: Нина Хаген и Диаманда Галас.

А как насчет NIGHTWISH?

О нет! Я была на их концерте, и… конечно! Мне понравилась их музыка, понравился и вокал, но… как-то все больше по отдельности. Эту группу невозможно слушать долго: надоедает эта гладкость… рафинированность, что ли… В хэви-метале непременно должен быть крик, надрыв… что-то такое, пробирающее до костей. Это ведь не сладкая поп-музыка, в конце-то концов! Хотя… быть может, я слишком старомодна?

Какой бы ты хотела выглядеть в глазах других людей? На фотографиях, плакатах, видео?

Наверное, такой, какова я есть в реальной жизни… всего понемногу. Меньше всего хочется специально чего-то выдумывать, изображать… и… Вообще, знаешь, хороший вопрос! Ну… какая я? Что-то вроде смеси ангела и… ну… не совсем… как бы это сказать? Порочного ангела, что ли… Немного сексуально (поскольку я очень люблю секс!), но не слишком… так, чтобы не переборщить. И… хм… нет, характеризовать свою внешность сложно! Со стороны лучше, наверное.

М-да… Салют давно закончился, кассетка отключилась… давай прощаться, что ли? Несколько слов нашим (вашим!) фэнам…

Ох, как же я хочу попасть в Россию! Уверена, нас бы хорошо приняли: из стран бывшего Советского Союза приходит огромное количество писем, и, вижу, люди действительно мечтают о возможности увидеть HOLY MOSES живьем. Мы тоже мечтаем! Уже 16 лет… да… и вот, надеюсь, родившись заново, сумеем осуществить это давнее желание. На то ведь мы и родились, да?

Теги: , ,



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Рецензия: HOLY BLOOD

Странник © 2002 CoreZone Records Какая, однако, смешная банда! Христианская пропаганда под приблэкованное сопровождение сама по себе нонсенс, а, учитывая, что проповедь читается исключительно агрессивными кричаще-верещаще-гроулингующими вокализами… вау! Похоже на остервеневшего священника,...

Close