Интервью с HELLOWEEN. «Тяжела доля вокалистов, ничего не скажешь!»

(Andi Deris, опубликовано в «Музыкальном журнале», осень 2000, AC+Froster)

Когда бластовский промоутер Берни напутал с датой интервью, и Энди Дерис тщетно пытался дозвониться до меня аккурат в течение часа, когда я, ничего не подозревая, беседовала с крэдловским драммером, у нашего редактора чуть инфаркт не случился — «любимая группа тяжелого детства», ну и так далее… К счастью, в конечном итоге все сложилось очень удачно: Энди дозвонился пару дней спустя, и время позволило даже задать вопросы нашего украинского внештатника Froster’a…

Helloween Froster: Для нового альбома, говорят, ты придумал большинство песен, в то время как Вейки — всего одну. С чем это связано? Раньше ведь он писал гораздо больше материала…

Так уж получилось. В нашем деле сложно предугадать, кто возьмет первенство в том или ином случае, и, думаю, именно поэтому мы можем говорить о творчестве группы, а не отдельного музыканта.

Froster: Тогда, наверное, стоит спросить именно у тебя, чему посвящена песня с удивительным названием «Escalation 666″?

Игра слов: «escalation» говорит о том, что некая сущность возрождается, увеличивается в размерах — а число Зверя… ну, сами понимаете… Смысл этого таков: Зло берет верх, порочное начало в человеке начинает преобладать и побеждать доброе. Как частичка истории The Dark Ride, песня рассказывает об одном из друзей Роланда, который в один прекрасный день превращается в сущего дьявола, воплощение Зла, а сам Роланд равнодушно и безучастно наблюдает за этим, не в силах что-либо изменить.

АС: Надо полагать, в основе альбома лежит какая-то концепция?

И да и нет… С одной стороны, мы не собиарались делать концептуальную работу, но, с другой, получилось (само собою!) так, что каждая песня каким-либо образом повествует о dark ride, путешествии в Тьму, — страшном ли, отвратительном или, может, смешном.

АС: С трилогией Толкиена дело покончено?

Да, эта тема себя исчерпала… то есть, на данный момент хочется писать о других вещах. Сегодняшний HELLOWEEN выглядит гораздо мрачнее и мистичнее, чем раньше. Не знаю, правда, с чем это связано…

АС: Тебя, наверно, уже заколебали подобные вопросы, но давай вернемся на некоторое время назад, в тот памятный ’93 год, когда ты только-только пришел в группу. Ситуация в HELLOWEEN была, как несложно догадаться, не из приятных: провал Chameleon, уход Инго Швихтенбергера, Михаэля Киске…

Да, группа фактически была на грани развала. Самым актуальным вопросом стало классическое «быть или не быть»… Им срочно требовался новый вокалист… и вышло так, что подвернулся именно ваш покорный слуга. Моя бывшая команда, PINK CREAM 69, точно так же треснула по швам, я заявил о своем уходе… и буквально через пару дней «хеллоуиновские» парни позвонили и предложили попеть у них. Получилась взаимовыгодная сделка: они искали подходящего вокалиста, я искал подходящую группу — и вот, «одинокие сердца» наконец-то встретились и обрели друг друга. Поначалу было, конечно, нелегко: мало кто верил, что коллективу удастся выбраться из подстроенной «хамелеоном» ловушки и вернуть себе былую славу…

АС: Так что все-таки стало главной причиной ухода Киске? Если верить одним источникам, он ушел по собственному желанию, в соответствии с другими, его просто-напросто выкинули после неудачного альбома.

Михаэлю дали хороший пинок под зад! (Cмеется). Нет, шучу: его вежливо попросили катиться восвояси, потому что остальные участники HELLOWEEN не хотели превращать свою группу в попсу, инициированную им в 1993. От того, собственно, и пошли основные конфликты: в то время как Михаэль хотел продолжать экспериментировать с поп-роком, все прочие музыканты жаждали вернуться к нормальному металу… и, поскольку последних было большинство, пришлось поменять вокалиста.

АС: Теперь все понятно. А что произошло с PINK CREAM 69?

Фактически, то же самое. Их внезапно потянуло на грандж.. Нормальная, конечно, музыка, но не настолько, чтобы я захотел ею заниматься… Да, тогда это был пик моды, всем нравилось, все слушали… и я слушал, но при этом не собирался подстраиваться под всеобщие вкусы и резко менять направление собственного коллектива. Началась война, сродни той, что разрывала на части HELLOWEEN.

АС: Немного провокационный и, возможно, не совсем корректный вопрос, но все же: какой из «хеллоуиновских» альбомов тебе нравится больше всего?

Нет такого. Я научился любить и то, что дела группа раньше, до моего появления, и, конечно, то, что мы делаем сейчас вместе. Конечно, хорош новорожденный ребеночек… но, с другой стороны, ни одна мать не скажет, кто у нее «любимый младенец» — все дороги ей в равной степени.

Froster: И ты не стараешься каким-то образом избегать песен, которые пел Киске?

Нет, с чего бы это вдруг? На каждом из концертов мы играем как старые, так и новые вещи, и петь их мне одинаково приятно. Я слушал, любил и, в общем-то, изучил творчество HELLOWEEN задолго до того, как пришел в группу, поэтому исполнять все эти чудесные штуки самому мне всегда было особенно приятно. Какая разница, кто пел «Future World» или «Eagle Fly Free»? Главное, это действительно потрясающие песни! И я их просто обожаю. Что же касается Михаэля, то я считаю его воистину великим певцом, и единственная проблема, с которой пришлось столкнуться мне как «преемнику»- это то, что не так-то и легко оказалось подняться до его уровня! Интересно получается: мне пришлось заменить Хансена, пришлось заменить Киске и, к тому же, надо пытаться петь и самому, «за себя», — таким образом, сегодня на наших концертах можно увидеть трех вокалистов «в одном флаконе»!

АС: Относительно твоего сольного проекта: он необходим только для того, чтобы реализовать музыкальные идеи, оказавшиеся невостребованными в HELLOWEEN?

Да, можно сказать так. Дело в том, что, воссоздавая команду заново, перед тем, как выпустить Master Of The Rings, мы собрались и решили: такой фигни, как на Chameleon, больше получиться не должно, и если кто-то вдруг начнет страдать переизбытком инновационных идей, пускай заводит соло-проект и извращается там как только пожелает, при этом не поганя музыки основного коллектива. Таким образом, все довольны: и HELLOWEEN не страдает, и музыканты могут тешиться любыми «игрушками».

Froster: Удалось ли организовать концертную поддержку для Done By Mirrors?

Нет, не было ни малейшей возможности, ни дня свободного времени.

Froster: Сейчас ты в основном проводишь время на одном из Канарских островов, в Тенерифе, верно? Туда все-таки чаще приезжают отдыхать, а не работать…

Ну, а я там не только работаю, но еще и отдыхаю, и живу. Именно там находится моя студия (на которой, кстати говоря, записывался The Dark Ride) и мой дом.

АС: Германия оказалась не совсем подходящим местом для жизни, так?

Да, в качестве места жительства она мне совершенно не нравится: там холодно, дождливо… То ли дело Канары! Здесь вечная весна, всегда солнечно и тепло, Атлантический океан под боком, экзотика всякая…. Гораздо более привлекательный уголок нашей планеты, ничего не скажешь!

АС: Ну да, сложно не согласиться… Если не против, поговорим еще немного о твоей жизни: насколько мне известно, ты не только замечательный вокалист, но еще и неплохой гитарист. Когда пришло увлечение гитарой?

Лет в пятнадцать, наверное — я фанател по KISS и старался им подражать: врубал пластинку и пытался делать то же самое. Такие вот первые учителя…

АС: А в каком возрасте понял, что можешь еще и петь?

Дело не в том, что я это понял… заставили, и все тут! Понимаешь, в моей старой группе никто не решался принять на себя столь ответственную должность: боялись, ленились… Пришлось мне пробовать свои силы — и в один прекрасный день закончилось все это тем, что подруга-гитара осталась скромно стоять в уголке, а я — мотыляться по сцене с микрофоном.

АС: Но сейчас-то, надо полагать, не жалеешь, что так вышло…

Нет, не жалею — просто по-прежнему мечтаю переквалифицироваться в гитариста. Это намного проще, гораздо меньше напрягает. Будучи вокалистом, ты постоянно должен думать и заботиться о своем голосе… не перенапрягаться, не принимать участия в пьянках-гулянках наравне с другими: вообще, где бы ты ни находился, что бы ни делал, всегда этот дурацкий голос… Эх, тяжела наша доля, ничего не скажешь!

АС: Зато некоторые гитаристы жалуются, что не могут себе позволить отрываться во время концертов по полной программе, баловаться стейдждайвингом и прочими тусовочными делами: есть риск повредить руки…

Так то ерунда! С руками вообще практически никаких проблем — они даже ангиной не болеют!

АС: Принесла ли тебе работа в HELLOWEEN еще какие-то неприятности, кроме необходимости заботиться о своем голосе? Популярность — штука весьма непростая и неоднозначная…

Единственное, что меня по-настоящему сильно напрягает и бесит — это то, что, кроме непосредственно музыки, приходится заниматься всякой бизнес-хренотенью. Чем больше успех- тем круче бизнес, а я ненавижу все эти дела, мне надоело общаться с разными суперважными юристами и прочими идиотами… Такое впечатление, что, знай мы с самого начала, какой дурью придется маяться — то, не знаю… может, и не стали бы учиться играть, а сразу пошли б поступать в университеты. Кто ж мог предположить, что дело дойдет до того, что придется заучивать наизусть, скажем, разные цифры продаж: в мире, в Европе, Штатах — и при этом думать о вещах, мало относящихся к истинному творчеству.

АС: А как же менеджер? Он должен заниматься деловыми вопросами, а не вы.

Хорошее слово — «должен»… Как показывает опыт, большинство менеджеров занимаются не тем, что решают какие-то проблемы, а, тем, что, напротив, создают новые.

АС: Кроме того, как и все известные люди, вы наверняка оказываетесь подходящей мишенью для разного рода сплетен, необоснованных слухов, выливающихся на голову ведер с помоями…

Это естественно: я уже давно не удивляюсь и принимаю эту дрянь как должное. Так ведь происходит всегда, как только ты высовываешь нос из репетиционной точки и начинаешь чего-то выпускать, выступать, вылазить в свет… просто надо быть готовым ко всему и стараться поменьше обращать внимания на разные глупости.

АС: Какую самую потрясающую новость удалось узнать о себе самом?

Что я болен СПИДом! (Cмеется). Еще в прошлом году кто-то запустил подобную «сенсацию», и мне до сих пор приходится разуверять каждого второго и при этом чуть ли не предъявлять справку о состоянии здоровья!

АС: А вообще, интересно читать о HELLOWEEN — ревью, статьи… критику всякую?

Да, иногда посматриваю прессу — если попадается под руку. Но такого, чтобы специально бегать и покупать журналы со статьями, нет.

АС: Какое-нибудь хобби, кроме музыки, у тебя есть?

Да, сидеть на берегу океана на солнышке, загорать и общаться с друзьями, потягивая кофе, пиво или, может, виски… Это во-первых. Во-вторых, люблю разные компьютерные дела, Интернет. На третьем месте книги.

Froster: Спортом не увлекаешься?

Почему, тоже можно, когда есть такая возможность. Поплавать там, поиграть в теннис… но без фанатизма: не люблю сильно напрягаться и не стараюсь урвать каждый кусочек свободного времени, дабы использовать его, как некоторые выражаются, «с пользой для здоровья». Лучше лишний раз отдохнуть.

АС: Самые хорошие черты твоего характера…

Не знаю… неловко как-то самого себя хвалить. Но вообще, ладно, попытаюсь: честность, это главное. Очень ценю это качество, хотя… хотя приходится признавать (честно!), что сам следую ему не всегда: политика там, дипломатия всякая — ненавижу себя за это, но ничего не поделать, приходится иногда и покривить душой. Второе: в том, что касается музыки, я не ленив и готов много работать… в остальном, правда, являюсь на редкость ленивым человеком. Третье: стараюсь не зазнаваться и не витать в облаках… что тоже срабатывает не всегда… Так что, сама видишь, ничего стопроцентно положительного в Энди Дерисе нет…

АС: Ну, ничего страшного, безупречных людей не бывает, просто не у всех хватает смелости и откровенности признаться в своих погрешностях. Вернемся, пожалуй, к HELLOWEEN: кто обычно придумывает обложки дисков?

По-разному. Как правило, идея оформления приходит в голову одному из участников команды, и он выносит ее на всеобщее обсуждение, рассказывает остальным, что и к чему. Затем за дело берутся художники, предлагают разные варианты, и мы выбираем лучший… Что касается нового альбома, то, как несложно заметить, на этот раз CD выглядит не так жизнерадостно и прикольно, как раньше: оформление как бы отражает мрачное настроение музыки, ее загадочность и мистицизм.

Froster: Не надоело ли вам еще использовать многочисленные изображения тыквы? Многие говорят, что это как-то по-детски, несерьезно…

Пускай те, кто так считает, fuck off и не покупают больше наших альбомов. Ну, хочется им чего-то серьезного, депрессивного — так в чем проблема? Вперед: существует масса более «взрослых» групп! Не нравится — пусть не слушают, а навязывать свое мнение не надо. Тыквы — это фирменный знак нашей команды, и без них дело обойтись просто не может.

Froster: Ты слышал разного рода трибьюты «Хеллоуину»?

Да, несколько слышал: из Штатов, помню, присылали, из Южной Америки, из Чехии. Классно, приятно так! Очень интересно было послушать, особенно каких-то ребят из Бразилии, которые исхитрились и сыграли death-metal версии наших песен. Очень мило получилось!

АС: Вы и сами, вроде, любите это дело. По нашим скромным подсчетам, группа сделала уже штук 25 разных каверов…

На самом деле, больше тридцати. Вообще, крайне любопытная штука: в процессе работы над песней начинаешь понимать, что и как там сделано, чего они хотели добиться тем или иным эффектом. К тому же не чувствуешь особого груза ответственности: песня-то не твоя собственная, можно не бояться ее сильно испортить…

АС: И какие ближайшие планы в этом направлении?

Никаких! Мы решили подвязать с этим делом: уже, кажется, переиграли все, что только можно было переиграть, мне лично до смерти надоело, и все кавер-идеи давно закончились.

Froster: Еще такой вопрос: зачем в 1998 году было выпускать Pumpkin Box? То есть, в чем смысл данной компиляции?

Без понятия! Я лично не вижу ни смысла, ни необходимости делать такие вещи, но… Спросите лучше лэйбл: им же захотелось в очередной раз слегка позаработать! Понимаешь, подобные приколы из разряда тех, которых ни одна группа не в состоянии избежать: наша работа — сочинить песни, записать альбом… а уж дальше весь этот материал становится собственностью лйэбла, и они вытворяют с ним то, что считают нужным, никого не спрашивая. Бизнес есть бизнес, мы о нем уже говорили… Мне этот релиз не нравится, понятное дело, — но делать нечего: остается только проглотить то, что они скормят.

АС: Так получилось, что этот номер нашего журнала превратился в heavy metal special: слишком уж много хороших хэви-энд-пауер групп, новых и не очень, объявились со своими альбомами. «Жив еще курилка», оказывается!

По мне, так эта музыка никогда и не подавала признаков умирания… HELLOWEEN уж точно не спал! …Но да, в чем-то ты права: сегодня заметен особый интерес к металлическим делам. Может, потому, что народ наконец-то устал от тупой техно-дэнс долбежки и понял, где искать настоящую музыку!

АС: Есть ли что-то, что тебе особенно нравится из современного хэви?

Из молодых, по-моему, очень неплох HAMMERFALL. Если же говорить о моих любимых группах, то из новеньких очень люблю две команды: KORN и CREED.

АС: Один из ваших фэнов просил поинтересоваться, как вы обычно отмечаете всем известный детский праздник Хеллоуин.

Он, наверное, думает, что мы одеваем маски, хватаем тыкву и бегаем по городу как сумасшедшие! (Cмеется). Ничего подобного: как правило, на осень выпадают довольно-таки напряженные турне, и в эту ночь мы просто играем один из концертов. Вообще, глупо было бы отмечать ее каким-то особенным образом: HELLOWEEN на Хэллоуин — это уже двойная глупость! Наш собственный праздник продолжается круглый год, 365 дней, и поэтому для того, чтобы принять в нем участие, вовсе не обязательно ждать 31 октября. Достаточно просто засунуть в CD-плейер один из наших альбомов!

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Рецензия: HIM

Venus Doom © 2007 Sire Records Когда группа перестает выпускать альбомы, более всего напоминающие сборки "бест оф", и идти в авангарде модного стиля, диагнозом автоматически просится: "исписались", "сдулись", "ну вот и ты,...

Close