Интервью с HAMMERFALL. «Главное — это не подражать великим, а вовремя найти свое русло»

(Joacim Cans, опубликовано в «Музыкальном журнале», осень 2000)

Не знаю даже, стоит ли здесь рассказывать историю известнейшей шведской хэви-метал-группы — скорее всего, ее и так прекрасно знает каждый уважающий себя металман: история-то весьма показательная, более всего напоминающая собою победное шествие к вершинам славы… Впрочем, ладно: напомним, но вкратце основные вехи боевого пути.

Итак, основан HAMMERFALL был в ’96 году гитаристом death-группы CEREMONIAL OATH Оскаром Дроняком и его другом, Йеспером Стрёмбладом из IN FLAMES. Доукомплектовав команду музыкантами DARK TRANQUILLITY и CRYSTAL AGE, они некоторое время репетировали, участвовали в музыкальных мероприятиях локального значения и, в конце концов, решили выпустить дебютный альбом под названием Glory To The Brave. Будучи достаточно традиционной, но при этом красиво-мелодичной и мощной, работа быстро привлекла внимание хэви-общественности и даже заняла 38-ое место в немецких чартах. Произведя некоторые перетасовки в личном составе, команда отправилась в турне с GAMMA RAY — факт, который, согласитесь, говорит сам за себя!

Группа достигла феноменальной известности как на родине, так и за ее пределами, поэтому ничего удивительного, что второй альбом HAMMERFALL, Legacy Of Kings, вышедший в ’98 году, мгновенно влетел во всевозможные топы и прочие престижные места… Сменился драммер, и обновленный коллектив принялся за написание нового материала. Результат: 2000 год, Renegade. Вы наверняка уже ознакомились с одним из лучших дисков этого года, посвященным всем любителям качественного и мелодично-энергичного хэви. Ежели же еще не успели приобрести его — поспешите! А мы тем временем пообщаемся с Йохимом Кансом, вокалистом замечательного коллектива… Для начала — немного о музыкальных вкусах…

Hammerfall Я по-прежнему слушаю огромное количество старой музыки, классического рока и хэви-метала, но при этом стараюсь отслеживать и все то, что появляется из числа новенького и современного. Я очень open-minded и могу воспринимать всякую музыку, любые стили и направления. В данный момент, например, «развлекаюсь» новым альбомом NOCTURNAL RITES и очень радуюсь за своих земляков! Им наконец-то удалось найти собственный оригинальный саунд и создать одно из лучших произведений последней пятилетки… Ха! Я ничего такого подобного не говорил года с ’89…

Какие-нибудь молодые группы можешь выделить?

Ой, не знаю даже. Я вижу, что их наплодилось чрезвычайно много, но чего-то по-настоящему достойного явно не хватает: молодо-зелено, амбиций до фига, но… Большинство из них даже не стремятся найти свой особенный путь, а просто тупо копируют — или друг друга, или сами себя, или (чаще всего) старые команды, так называемых «отцов жанра». Лэйблы же, видя все нарастающий интерес к хэви-продукции, подписывают кого не лень. Мне кажется, им стоит повнимательнее относится к выбору групп: слишком уж много всякой лажи выливается на наши уши… Пройдет пару лет, и, поверь мне, мы не услышим большей части этих молодых коллективчиков, повально повылезавших «из грязи да в князи» (сейчас это действительно крайне легко!). Выстоят и выдержат «огонь и воду» конкуренции лишь самые качественные и серьезные, влюбленные в метал не меньше нас… Главное — это не подражать великим, а вовремя найти свое русло и продолжать развиваться в отличном от других направлении, настолько оригинальном, насколько это вообще возможно в хэви-пауэр. А это, конечно же, оч-чень тяжело…

Благодаря HAMMERFALL и NOCTURNAL RITES уже можно говорить об особенностях шведского heavy, а то все уже привыкли, что если группа из Швеции, значит, это напременно либо блэк, либо дэз.

Ну да… Однако от меня дождаться можно только хэви! Это музыка, на которой я рос, которую обожаю и которой готов посвятить всю свою жизнь. В возрасте 11 лет я приобрел свой первый компакт — это были SAXON Strong Arm Of The Law. С того самого момента и, должно быть, навеки, я натуральнейшим образом оказался в плену у этой музыки! В ’91 начал пытаться что-то делать самостоятельно…

Это, надо полагать, была группа HIGHLANDER?

Да, HIGHLANDER. Признаюсь честно, поначалу я пытался играть на гитаре, причем делал это весьма хреново… потом попробовал петь — и вышло еще хуже! Все смеялись над моими неудачами, но больше всего их прикалывало, что команда взялась за крайне «немодную» музыку. Ну и плевать! Играть я в конце концов кое-как научился, а что касается моды, то это чушь… повторюсь, я действительно преданный фанат heavy metal и не собираюсь его ни на что променять из-за какой-то там паршивой моды. Это душа, это глубоко в сердце… это любовь… а они — «мода»!

Однако в свое время ты, кроме всего прочего, занимался и поп-музыкой. Разве одно с другим совместимо?

Конечно, именно поэтому в начале нашего разговора я и говорил, что стараюсь не зацикливаться на чем-то одном и слушаю самый разнообразный стафф. Поп-песня тоже может быть хорошей, верно? Поэтому я их и писал (но, заметь, не играл!) и иногда продолжаю писать. Такой опыт ведь тоже нужен… Но играю я исключительно метал, и делаю это принципиально: хэви, по моему глубокому убеждению — самый совершенный вид музыки… А попса… понимаешь, иногда хочется расслабиться, отогнать всякие нехорошие мысли, поднять себе настроение — так вот, в такие моменты я сажусь и пишу песни. Некоторые люди копят неприятные эмоции в себе — а я, напротив, стараюсь выгнать их из своеого тела, из своей души. Рождаются песенки… А еще не так давно я закончил работу над опереттой — тоже было интересно и полезно для общего развития. Творчество ведь на то и творчество, чтобы постоянно находить новые области для экспериментов.

Ясно. А музыкальное образование у тебя есть, хоть какое-нибудь?

В ’93-94 я занимался по классу вокала в музыкальной академии в Лос-Анджелесе. Даже рад, что не ленился и усердно посещал эти уроки: во всяком случае, научился заботиться о своем голосе: как его правильно «разогревать» и прочие премудрости, поэтому даже во время длительных турне серьезных проблем не возникает. Больше нигде музыкальному искусству не учился — мне хватило.

Петь начал в каком возрасте?

Лет в 14, наверное. Как я уже рассказывал, петь-то хотелось, но поначалу делать это толком не умел, и оттого получалось просто ужасно! Так что занялся гитарой… Однако чуть позже, когда в команде возникли проблемы с вокалистом, решил рискнуть еще разок, и, вроде, вышло не совсем погано. В 21 год я пришел в HIGHLANDER — и именно с того момента, надо полагать, началась моя певческая карьера. С ними тусовался в течение целых пяти лет, ну а потом… Потом, сама знаешь, дело продолжилось в HAMMERFALL.

На мой взгляд, команду можно рассматривать как яркий пример сочетания таланта и удачливости: не так уж часто встречаются группы, достигающие таких высот популярности всего тремя альбомами… Вообще, что бы ты сам назвал самым большим достижением HAMMERFALL?

Это действительно очень сложный вопрос! Наверное, то, что в один прекрасный момент нам все-таки удалось записать дебютный альбом, несмотря ни на какие препятствия. Вторая суперудача — представившаяся тогда же возможность выступить с самими GAMMA RAY. Эти парни всегда были моими фаворитами, и тут — подобная честь нам, дебютантам! Еще… да много чего. Проще сказать так: все, что до сих пор удалось сделать HAMMERFALL — это и есть наши огромнейшие достижения, каждый шаг, каждый концерт.

В ’97 году вы, помнится, были даже номинированы в шведских «Грэмми» в качестве «best hard rock act», но не победили…

Да, однако главное ведь не победа, главное — сам факт номинации! Это было нечто из области фантастики, огромнейший подарок в виде признания всей хэви-метал-музыки. Это значило только одно: мы снова нужны, нас по-прежнему любят, и heavy metal is back again! А награда… Будем надеяться, придет время, и мы все же получим и награду. Новый альбом должен поспособствовать, недаром же он пробил большинство хит-парадов… Ко всему прочему, есть кое-какие планы и по поводу видеоклипа: в наших национальных чартах он уже давно намбер 1!

Это, наверно, и выливается в столь оптимистичную музыку, как у вас. Песни HAMMERFALL не оставляют ни единого шанса на проигрыш: в них все — победа, славные чествования чемпионов, возвышенность, энергия сильных духом и не привыкших сдаваться…

Все верно, спасибо. Мне действительно очень приятно слышать такие вещи, потому что это как раз то, что я старался вложить в свои песни, то, чего стремился достичь, как музыкой, так и текстами. Мы хотим, чтобы наши песни вдохновляли людей, вселяли в них надежду, веру и оптимизм, позволяли оторваться от скучной повседневности и вообразить себя героями, пускай всего на час. Наша музыка — лучшее лекарство от хандры и усталости. Когда ты, отработав, приходишь домой, уставший и перегруженный разными проблемами, просто включи диск HAMMERFALL и позволь музыке подхватить и унести себя в совершенно иные, яркие и сказочные края. Это как наркотик, однако гораздо более безобидный, нежели все остальные.

Как ты говорил в одном из интервью, великолепная баллада «Glory To The Brave» посвящена твоему дедушке. Можешь рассказать поподробнее?

Да, он умер как раз в то время, когда шла работа над песней. Я хотел как-то увековечить его имя, воздать ему должное, пускай и посмертно. Дело в том, что дедушка был героем всей моей жизни, главным примером для подражания: сильный, уверенный в себе человек, котрый не пасовал перед сложностями и всегда оставался верен себе, своим ценностям и убеждениям. Его смерть стала огромной утратой… однако, думаю, песня получилась вполне искренней и достойной этого великого человека. Более того, я часто слышу, что ее ставят на похоронах, цитируют в некрологах — я горжусь этим, значит, мне удалось передать именно те чувства, которые хотелось передать.

Вы много путешествовали, видели разные страны, встречали многих людей. Как по-твоему, есть ли существенная разница между поведением публики?

Конечно! Я заметил следующую тенденцию: чем дальше забираешься вглубь Европы, в такие страны как Греция, Италия, Испания, тем энергичнее тебя принимают. Эмоции так и прут! Они стремятся тебя потрогать, схватить, потрясти: столько чувства, столько жизни в этих людях, что не перестаешь удивляться! В Германии, скажем, такого не встретишь: там всегда принимают несколько скованно, спокойно, порой даже холодновато.

А бывает ли, что поведение публики тебя раздражает?

Нет, обычно все проходит просто на ура. Единственное, бесит поведение тех людей, кто приходит только для того, чтобы испортить праздник: бросают на сцену разную дрянь, свистят… Это понимать отказываюсь: ну, не нравится тебе хэви, не нравится HAMMERFALL — не приходи и все. Нахрена мешать другим?

Кроме непосредственного занятия музыкой ты, вроде, еще работаешь на собственном лэйбле. Как там продвигаются дела?

Пока что мы выпустили всего один альбом — группы MISISSIPI, в которой я когда-то играл. Это был своего рода пробный шар — посмотреть, как работает система промоции, дистрибьюции, ознакомиться с разными тонкостями записи, оформления и прочей белиберды. Особых амбиций касательно лэйбла, в общем-то, нет: мы не претендуем на то, чтобы однажды выбиться в ряды мэйджоров, цель только в том, чтобы немного помочь молодым и интересным группам «выбиться в люди».

И что, на этом можно как-то заработать?

Да ну! Какой там… для меня это не больше, чем хобби, а хобби никогда не приносят прибыли — даже наоборот, требуют все больше и больше денег. Мы уже вложили немало… но в ответ не получили ровным счетом ничего.

Ok, большое тебе спасибо за интервью. Может, хочешь что-нибудь пожелать своим фэнам?

Да, конечно! Спасибо вам за то, что вы есть! Обязательно послушайте наш новый альбом, и, надеюсь, когда-нибудь мы с вами встретимся. А до тех пор… keep the flame burning!

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Интервью с HALO. «Мы обычные парни, которые выплевывают огромные дозы негатива в музыку»

(Skye Klein, опубликовано в журнале "НОТ-7", осень 2006) Пару дней назад, валяясь в жарких снах болезненного бреда, слабая и простуженная, я, кажись, осознала эту группу во всей ее неформатности. Жаль только, изобразить...

Close