Интервью с DIARY OF DREAMS. «Письма романтического содержания»

(Adrian Hates, интервью для журнала 1ROCK, лето 2009)

Группа-таинство, группа-мечта. Вкрадчивый яд ее музыки — то интеллигентно-меланхоличной, то отчаянно-отстраненной, то грустной, то нежной, то подметающей драйвом танцполы дарквейв-вечеринок — за 15 лет существования проекта отравил тысячи впечатлительных душ девочек, девушек, дам и даже, возможно, старушек готической ориентации. Адриан Хейтс, ах!.. Прекрасный рыцарь печального образа, утонченный и возвышенный, одинокий и загадочный. Сложная концептуальная лирика, философско-абстрактные материи в интервью — флер загадочности и чего-то неземного окружает этого 36-летнего немца. Однако на этот раз мы решили разнообразить привычный ход задушевных разговоров с Самим: вместо размышлений о творчестве, духовности и вдохновениях (что, конечно, очень интересно, но муссируется буквально в каждом материале) 1ROCK решил поговорить о самом готик-маэстро: о его склонности к депрессиям, о любимых вещах, об издевательствах над животными и даже о женском белье…

Diary Of Dreams Многие полагали, что Nekrolog 43 станет последним альбомом DOD, но ты снова всех перехитрил, выпустив (if). Впрочем — возвращаясь к предыдущему полноформатнику — песня под названием «Nekrolog 43″ не рисует финальную черту, а открывает трек-лист альбома. «Смерть — это только начало», так?

Да-да, конечно. Чтобы выйти на новый круг жизни, надо завершить предыдущий этап. Некролог — это подведение итогов, резюме пройденного. Ты не можешь осознать свою жизнь в полной мере, расставить все по полочкам и оценить проделанный путь, пока он не завершен, пока кусочки мозаики не займут свои места, сложившись в единое полотно. Такое возможно только в финале.

А затем начинается что-то новое. Nekrolog 43 может рассматриваться как в личном аспекте, так и в музыкальном: этот диск венчает предыдущую главу творчества Diary Of Dreams, в которую также входят Nigredo и Menschfeind (полноформатник 2004 года и мини-альбом 2005-го соответственно — прим. авт.).

Раз уж мы вернулись к «Некрологу», поясни, что значит цифра «43»?

Это один из маленьких «фирменных» секретов, в изобилии украшающих творчество Diary Of Dreams. Я никогда их не раскрываю. Пускай каждый придумывает собственное значение в меру своей фантазии и особенностей восприятия. Только намекну: это цифра имеет отношение к истории, к важным событиям, которые происходили в древние времена. Они находят свое отражение в лирике альбома.

Ты веришь в жизнь после смерти? Не в философском, а скорей в религиозном смысле…

Нет, не верю. Кроме того, я не религиозен, как это может показаться после прочтения текстов Diary Of Dreams. Но я много знаю о мировых религиях, изучаю их. И я использую религиозную символику и образы, поскольку они очень сильны. Они действуют на слушателя на уровне подсознания. Они говорят о вещах, которых, возможно, в реальности не существует, но которые имеют непосредственное отношение к формированию мировоззрения каждого из нас. При помощи этих образов и символов я выражаю свои идеи, но если я говорю «бог», это не значит, что я верю в бога; если я говорю о завершении жизненного цикла и начале нового, это не значит, что я верю, будто моя душа вознесется на небеса после физической смерти.

Есть ли у тебя автобиографические песни?

Конечно. Во всех моих песнях очень много личного — это можно назвать автобиографией. Но все реальные истории я подаю под соусом выдумки, фантазии, аллегорий. Плюс всякие мелкие секреты, нюансы, подтекст… В общем, достаточно неправды, чтобы задурить голову слушателям. (Смеется.) Типичная ошибка поклонников Diary Of Dreams: они читают тексты и видят в них мое отражение. Конечно, в некотором смысле так оно и есть, но это зеркало очень кривое. Поэтому «знающие» меня по песням всегда ошибаются. (Пауза.) В книгах Стивена Кинга много личного, но ведь не думаете же вы, что он действительно похож на своих героев?.. (Улыбается.) Я думаю, нет, иначе он бы давно сидел в тюрьме.

Что ж, если старательно следить за творчеством того или иного человека, начинаешь персонифицировать свои впечатления…

Да, именно. Но это ни к чему не ведет. Видишь, например, на сцене яростного и агрессивного металлиста, воспринимаешь его как зверя в человеческом облике, а потом оказывается, что в жизни это скромный и ранимый юноша, который плачет в подушку по ночам… Поэтому не спешите делать выводы. Не судите ни по лирике, ни по музыке, ни по концертным шоу, ни по интервью, ни по отзывам. Я много читал о себе. Во многих материалах я совершенно не узнаю Адриана Хейтса в человеке, которого авторы представляют публике. Ну просто ничего похожего. Но я не злюсь и никого не обвиняю. Какие еще варианты у журналистов? Только проанализировать творческую и личную составляющие, составить собственное впечатление и подать его читателям. Это нормально. Но все эти истории не обязательно соответствуют действительности.

Романтичный, меланхоличный, задумчивый, невероятно спокойный интроверт — так чаще всего характеризуют твою персону. Что, конечно, навеяно готическими настроениями в песнях Diary Of Dreams и твоим отстраненным, холодным вокалом.

Что ж, не скажу, что это совсем уж неправда. Я действительно меланхолик. Действительно очень спокоен — но далеко не всегда. Это было бы слишком скучно. Да, я живу уединенно и мало кого пускаю в свой мир — но это не значит, что я «ушел в себя и вернусь не скоро». На самом деле терпеть не могу однообразие и скуку, стараюсь наслаждаться жизнью и не отказывать себе в удовольствиях. Запереться дома и готично топить себя в депрессии — это не мое. Депрессий у меня вообще не бывает. Меланхолия — да, но это другое.

А как насчет романтичности? Есть в этом для истины?

Немного. Иногда я бываю очень романтичным, верно, но так же часто становлюсь циничным или… как это сказать… современным, что ли.

Сам часто ошибаешься в людях?

Да, как и все остальные. Разочарования, ошибки — это нормальное явление. Иногда можешь дружить с человеком годами, думать, что давно его изучил и все понял — и тут… бац! Он выдает что-то такое, от чего у тебя волосы встают дыбом. Что-то, чего ты никак не ожидал. И представления, которые складывались годами, полностью меняются.
Поклонницы пишут тебе любовные письма?

Оп-па, какой неожиданный поворот беседы! (Смущенно хихикает.) Ммм… да… Я бы сказал, да. Любовные… письма романтического содержания, давай называть это так. Принимаю их как комплимент. Очень мило со стороны девушек писать мне такие приятные вещи. Иногда, правда, неожиданные: например, некоторые дамы предлагают мне на них жениться. (Смеется.) Это забавно. Они ж не знают наверняка — я могу оказаться настоящим монстром!.. А они так опрометчиво доверяют свою жизнь.

Что еще интересного пишут?

Много всего… и пишут, и присылают в подарок. Признаться, фэны не устают удивлять. Невероятно, что придумывают! И стихи, и рукоделие, и картины, и мини-фильмы — мне искренне льстит внимание и время, потраченное на то, чтобы сделать мне приятно. Все, что присылают, храню дома — этакий музей признательности. Конечно, пик нежности со стороны поклонников приходится на мой день рождения (17 января — прим. авт.). Особенно в этом году… да, я никогда не забуду этого зрелища! Захожу в офис и вижу: рабочего стола нет. Вместо него — гора писем, пакетиков и коробочек. Я замер, спрашиваю: «Ой, а что это?» Сотрудники отвечают: «Все тебе пришло, в подарок». Невероятно. Я был в шоке. И честно скажу: в этом изобилии мне понравилось решительно все, без исключения. Даже не знаю, как благодарить за такую любовь и заботу!

А что присылают те самые романтичные дамы? Нижнее белье?

Нууу… в день рождения не было. Но вообще и такое случается, врать не буду. Даже не знаю, что мне с ним делать. Ну не носить же? (Смеется.) А вообще… больше всего мне импонирует креатив: творческие подарки, особенно рисунки и картины. Смотрите: я отдаю свое творчество людям — а они возвращают мне тот же импульс, но в другом проявлении. Искусство отражается в другом искусстве, и эта живая коммуникация объединяет нас. Великолепная связь, я считаю.

Насколько я знаю, ты любишь домашних животных, с удовольствием о них заботишься. А если кто-то подарит очередного котика или собачку, что скажешь?

Я буду взбешен. Честное слово. Я бы двумя руками проголосовал за закон, запрещающий дарить животных. Это должно регулироваться на государственном уровне, ей-богу! Потому что собака или кошка — это не сумочка, которую, если не нравится, можно отнести назад в магазин. Это живое существо, и если ты берешь на себя обязанность заботиться о нем, такое решение должно быть полностью осознанным и продуманным. Выбрать породу, характер, учитывая все специфические характеристики, — это сложный процесс, и только будущий хозяин должен решить, что именно он хочет. И хочет ли вообще. У «подарочной» зверушки слишком много шансов оказаться на улице или в приюте… и меня как любителя животных это очень печалит.

А в детстве ты мучил животных? Дети обычно очень жестоки, и в биографии практически каждого из нас есть какой-нибудь постыдный момент. Привязал жестяную банку к хвосту кошки; «надул» жабку; поджарил колорадских жуков; разгромил муравейник. Признаешься в каком-нибудь злодеянии?

Мммм… Если честно, я шокирован. Впервые такое слышу. Чтобы дети… нет, не может быть. Я сто процентов ничего такого не делал. И мои друзья тоже. Ты меня пугаешь. Я всегда, сколько себя помню, старался помогать животным: покормить, поиграть, погладить, приручить, приласкать. Но никак не издеваться. Бррр… (Пауза.) Если уж обижать кого-то, то только людей. Некоторым из двуногих время от времени хочется дать пинка. (Смеется.)

Расскажи о любимых вещах — чем предпочитаешь себя окружать?

Во-первых, антикварная мебель. В моем доме нет места пресловутому евро-стилю, всем этим современным дизайнерским вещам, стали и стеклу. Не люблю, не признаю. Только антиквариат, старинное дерево — моим стульям сотни лет! Пол тоже деревянный. Вообще, в моем жилище крайне сложно найти что-то модерновое.

Компьютер, надо полагать, самого древнего поколения…

Нет уж, компьютер нормальный. Я б, конечно, рад был бы отнести его на помойку, но не могу. Этот поступок расстроил бы многих людей. (Улыбается.) Да, компьютер плюс стереосистема — это, пожалуй, единственное проявление научно-технического прогресса в моей комнате. И да, еще электричество. (Смеется.)

Ах, почему ж не готичные свечи?

Для особых настроений у меня есть камин.

И еще, полагаю, дело не обходится без внушительной коллекции дисков…

Да, конечно, более шести тысяч.

О каких последних открытиях в музыкальном мире хотелось бы упомянуть?

Последних? Ох, сложный вопрос. Трудно сходу вспомнить… 30 Seconds To Mars были очень хороши на последнем альбоме, с нетерпением жду нового. И Korn порадовали. Купил их DVD и просто не мог оторваться: что выделывает драммер группы, невероятно! Он бог. Других таких нет. Я был сражен, честное слово. Что еще… черт, трудно что-то выделить. Я много чего покупаю, но в последнее время все больше концентрируюсь на фильмах.

Что ж, вернемся к Diary Of Dreams. Я где-то читала, что для закрытых акустических концертов группы в Мюнихе и Лейпциге дизайнеры известного дома мод разрабатывали особую линию одежды. Визуальная часть для вас важна так же, как и музыкальная?

Конечно. К концертным выступлениям я отношусь как к театральному действу. Они должны быть яркими, впечатляющими, запоминающимися. Стоять на сцене в джинсах и рубашке просто пошло. Ведь, приходя в театр, вы не ждете, что актеры появятся в повседневной одежде? Вы же не видите оперных певцов в домашних халатах или спортивных костюмах, верно? Вы хотите шоу, чего-то особенного, лежащего за пределами окружающей действительности. Визуальная часть очень важна: она создает атмосферу, антураж, настроение. И это работает не только на публику: надевая сценические одежды за кулисами, я автоматически вхожу в образ, готовлюсь стать частью театрального действа. Это магический обряд, позволяющий перенестись в другое измерение… Я считаю, в искусстве нет мелочей, в том числе и в том, что касается его «обложки». Графический дизайн в оформлении дисков и предметов мерчендайзинга, одежда и внешний облик музыкантов — все, даже то, как выглядит твоя гитара и как расположены клавишные на сцене, имеет значение. Это части единой концепции. И в том, что касается подачи творчества Diary Of Dreams, я не упускаю ни одной детали. Во всем есть смысл.

Стоя дома перед зеркалом, репетируешь каждое движение для той или иной песни на концерте?

Нет! Я не кривляюсь перед зеркалом, балдея от своего отражения! Это не про меня. В этом плане я типичный мужчина: в ванной вообще нет зеркала! (Смеется.) Но сценическое шоу, естественно, продумываю. Это происходит во время прогулок… или когда я сижу за столом и рисую скетчи. Остальное рождается естественно — нет нужды ломаться на сцене и делать что-то нехарактерное для себя.

Сценические проявления каких групп кажутся тебе наиболее концептуальными и привлекательными?

Вышеупомянутые 30 Seconds To Mars и Korn великолепны. Мощнейшая энергетика, особенно у «корнов». Грандиозной, несравненной, совершенной концертной группой я считаю Pink Floyd — они неповторимы и божественны! Питер Гэбриел тоже замечательный артист — жаль, широкой публике он известен прежде всего благодаря своим попсовым песням. Я видел его выступления — это незабываемые шоу. Вообще, выдающихся концертных актов много… и мы стараемся делать все, что в наших силах, чтобы приблизиться к совершенству. Конечно, приходится работать на более низком уровне, чем тот же Гэбриел или Pink Floyd (нам такие бюджеты даже не снились), но из всего, что есть, Diary Of Dreams стремится получить наилучший результат. Финансы в этом плане важны, но не первостепенны.

Знаю, ты увлекаешься изучением языков: кроме немецкого и английского, взялся за французский и итальянский. А почему, скажем, не русский?

Все просто: в моем окружении никогда не было человека, говорящего по-русски. А ведь сама знаешь: невозможно выучить иностранный язык, когда рядом с тобой нет его оригинального носителя. Например, в моей школе можно было факультативно изучать японский, и я мог бы, но зачем? С кем говорить? С английским все было просто: мой отец долго жил в Шотландии, мы путешествовали по Великобритании, потом меня занесло в Америку — так что вопроса «учить или нет» не возникало. Также в юности я жил во Франции — и буквально влюбился во французский язык! Поэтому и взялся его штудировать. Затем, когда пришло время выбирать третий иностранный язык, я долго раздумывал: испанский или итальянский? И остановился на итальянском — по эстетическим причинам. Он очень музыкален и мелодичен, это язык искусства и моды, красивой яркой жизни и изысканности. Кстати, некоторое приобщение к итальянскому также произошло благодаря отцу: он работал в индустрии моды, дизайнером, так что фэшн-мир мне знаком и близок. Конечно, я бы изучил еще что-нибудь… но сейчас не так много времени, и когда приходится делать выбор в стиле «выучить еще один язык или еще один инструмент», я выбираю второе.

И сколькими инструментами владеешь на сегодняшний день?

Вокал — раз. (Улыбается.) Гитара, бас, пианино. Пока, вроде бы, все. Но и это только начало…

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

ДИСКОТЕКА АВАРИЯ, интервью. «А среди наших фэнов-металлеров есть голые тетки?»

(Николай Тимофеев, Алексей Серов, Алексей Рыжов - интервью опубликовано в журнале "Terroraiser" в рамках проекта "Метал глазами неметалистов", АC + Zhmen + (суппорт) Alexxx, осень 2003) Согласитесь, интересно порой скрестить разные музыкальные...

Close