Интервью с CHINCHILLA. «Шиншилла — это символ уничтожения и смерти»

(Udo Gerstenmeyer, опубликовано в «Музыкальном журнале», осень 2000)

На какие ассоциации наталкивает вас название «Шиншилла?» Эге, что-то из области совковой попсы, никоим образом не связанное с доблестным металлическом искусством. Верно, да, оказывается, не совсем: имеется на немецкой земле и мелодичный пауер-коллектив, именуемый CHINCHILLA, на настоящий момент уже отмахавший добрых 12 лет существования и к тому же недавно отметившийся новым альбомом, Madness. И хотя особо радужных мыслей эта работа не вызывает (в смысле: неплохо, однако чересчур уж стандартно, без фантазии, без изюминки), возраст группы и контракт с Metal Blade неминуемо наводят на некоторые светлые мысли и, как результат — желание пообщаться. На связи — лидер и основатель коллектива Удо Герстенмейер…

Начнем, пожалуй с вопроса о довольно-таки нетрадиционном названии коллектива — в России, кстати говоря, есть гадкая-прегадкая попс-группа под похожей вывеской…

Правда? Ну ладно, ничего не поделаешь. Название это, конечно, несколько непривычно для хэви-метал-группы, зато легко запоминается. В нем также заложена определенная символика: шиншилла — это, с одной стороны, смешное ласковое животное, но, с другой, словно символ уничтожения и смерти — их ведь в диких количествах истребляют ради красивого пушистенького меха… Таким образом, получается некая двойственность: жизнь и смерть в своем соединении, радость и слезы… Причем все это, конечно же, находит отражение и в творчестве команды.

А ты, случаем, не из Гринписа?

Нет, отнюдь.

Касательно творческого пути группы: если верить вашей биографии, ШИНШИЛЛЕ уже стукнуло годков этак двенадцать, в то время как музыкальный архив насчитывает всего два полноформатника в сочетании с демо-лентой, датируемой ’94 годом. Отчего так негусто?

Ну, начнем с того, что биография написана не совсем корректно: в ’88 году действительно образовалась группа CHINCHILLA, однако ничего общего с нынешним составом (и музыкой, кстати говоря, тоже) она не имеет. Мы лабали года три, а потом, из-за музыкальных и прочих разногласий, решили, что пора нашим дорогам разойтись окончательно. Затем… прошло еще некоторое время, и я понял, что без музыки жизни нет: в ’92-ом я встретил экс-вокалиста LETTER-X Мартина Обермайера и предложил ему присоединиться. С ним мы записали пятипесенный демо-диск, а потом, доукомплектовав состав, «доросли» и до дебютного альбома. Негусто, ты права, однако мы никак не могли разрешить проблему тотальной непопулярности хэви и пауер-метала в то время. Подобная музыка долго оставалась невостребованной, как фэнами, так и, соответственно, лейблами, в результате чего у нас, по сути дела, шесть лет ушло только на то, чтобы найти нормальную контору…

Да, сейчас ситуация в музыке заметно изменилась, мода на стафф а-ля ’80-е неуклонно возвращается, факт. Жаль только, многим не хватает банальной способности вырваться из плена штампов…

Согласись, сочинить что-либо стопроцентно новое в этой области просто-напросто невозможно, поэтому максимум, чего может достигнуть та или иная группа — это создать хорошую смесь избитых, но качественных стандартов, приправив их некоторым количеством собственных идей и находок. Другими словами, умение создавать хэви-метал сегодня — это просто талант компилирования.

Э-э… я это, собственно к тому, что CHINCHILLA на самом деле не производит впечатления сколь-либо оригинального коллектива — не в обиду тебе, Удо, будет сказано…

Может быть. Не знаю, честно говоря, как тут возразить: у тебя свои требования к музыке, у меня свои. Мы не стремились добиться новаторского статуса, и… в общем, не знаю… Многим и так нравится.

Еще раз прошу не обижаться — как бы там ни было, реализация просто на высшем уровне, и качество продукции не подлежит никакому сомнению. А что особо удивительно, так это лирика Madness: никакого тебе мрака, никакой апокалиптической безнадеги, извечные проблемы легко решаются, Добро неминуемо побеждает Зло…

Да, так оно и должно быть. Я хочу, чтобы наша музыка вселяла надежду, веру в будущее, а не рождала суицидальные мысли. Хотелось бы таким образом объединить людей в борьбе за свое счастье, против войн, преступлений и подлости власть имущих. Наши песни — это небольшие рассказики, построенные на разных эпизодах из жизни.

А еще там много про несчастную любовь. За этим стоят какие-то реальные истории?

Да, в большинстве случаев. Например, в «Broken Heart» речь идет о моей последней герлфрэнд, о наших так и не сложившихся взаимоотношениях. Вообще, правда, песни о любви в основном печальны, ибо что толку писать о том, как нам классно вдвоем? Это ведь только наша личная радость, зачем ее с кем-то делить? Совсем другое дело, когда становится плохо: держать всю боль в себе — слишком тяжелое бремя для одного человека, и чтобы не сойти с ума, надо о своих проблемах кому-нибудь рассказать, поплакаться, что ли… Музыка, кстати говоря, тоже отличное средство от сердечной боли: чувства чудесно умеют превращаться в ноты и слова…

Чем занимаются «шиншиллы» помимо музыки?

Мы с басистом работаем на фирме, занимающейся производством компьютерных программ, а вот у нашего драммера самая брутальная профессия — мясник! Прикольно, правда? На какие-то еще хобби, кроме команды, времени катастрофически не остается… Да и сил, в общем-то, тоже — их и без того едва хватает на все дела! Во-первых, на мне менеджмент группы, контакты с прессой и организаторами концертов, во-вторых — подготовка материала, как музыки, так и текстов, в-третьих — художественное оформление буклетов, обложки…

Да, как я посмотрю, CHINCHILLA ты монополизировал окончательно!

(смеется) А что в этом плохого? Так гораздо спокойнее.

Если б какая-нибудь золотая рыбка предложила тебе исполнить одно заветное желание, что бы это было?

Их так много… Для начала, скажем, чтобы моя группа в один прекрасный день стала не менее популярной, чем METALLICA, чтобы нас крутили по всем мажорным каналам и платили бешеные бабки за выступления… а я наконец-то смог оставить свою долбаную работу!

Что, так не нравится?

Вроде, не самое плохое, что может быть: физически не тяжелая, не пыльная, но… блин, просто скучно! Я, конечно, притаскиваю с собой массу всякой музыки, но все равно гадко и занудно. Жаль, что любимое дело настолько невыгодно, что приходится маяться всякой ерундой, чтобы в один прекрасный день не умереть с голоду. Деньги нужны всем — тут уж ничего не попишешь.

На работе ты какую музыку слушаешь — радио или что потяжелее?

Как когда. В принципе, современные командочки особо душу не греют, я все-таки больше по старым делам: MOTORHEAD, SAXON, OVERKILL, BLACK SABBATH, в таком духе. Чего совсем не люблю, так это всякие там хип-хопы, техно, рэп и так далее. Из-за них не могу даже смотреть музыкальные каналы по ящику: слишком уж напрягает. А нормальных метал-программ в Германии, к сожалению, нет. Не любят тяжелую музыку… ну да ничего… пока есть такие, как мы, она будет жить!

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Интервью с EXHUMED. «Отрубленная голова уже стала пятым участником группы, без нее никуда не ездим»

(Matt Harvey, опубликовано в "Музыкальном журнале", осень 2000) "...Отравленная трупным ядом какофония, Вакханалия людоедства, Апофеоз болезней Дауна и Альцгеймера, Триумф Скотобойни, Гимн Моргу, Ода богам разложения и трупного окоченения. Признаюсь без всяких...

Close