Интервью с ACCENT. «Альтернатива — это антимузыка»

(опубликовано в «Музыкальной газете», осень 1997)

Как известно, все возвращается, и название этого альбома, вышедшего около шести лет назад, сейчас кажется очень даже актуальным: прощаясь со старым АКЦЕНТОМ, включаешь их Keepsake - и … звучит музыка, существующая вне всяких временных рамок, которая и через много лет останется такой же — вроде бы и не модной, но в то же время и не устаревшей просто потому, что это — дань классике.

Если же говорить о самом коллективе, то на сегодняшний день это: Климкович Олег (О.) — вокал, Ковалев Игорь (И.) — бас, Коляда Анатолий (А) — барабаны, Гавриленко Владимир (В.) — клавишные, Михайлов Юрий — гитара.

В.: В этом году названию группы ACCENT исполняется 10 лет. Тогда, в 87-м, группа произошла от слияния двух команд: ACCENT и КВИНТА (не путать с QUEEN и ACCEPT!) За образовавшимся коллективом было решено сохранить название ACCENT, потому оно лучше, чем КВИНТА, но хуже, чем DEEP PURPLE. С тех пор было два или и три года всяких тусовок и фестивалей: был фестиваль в Праге, в 1990 году в городе Бельфор во Франции, где мы были единственными представителями Советского Союза — где никто не ожидал, что приедут русские, которые умеют играть… Предлагали записаться во Франции, обещали потом отослать нашу фонограмму в Париж, как-то «вытащить» нас… Но не было денег, пело погибло очень быстро, времена были смутные… Гитарист не удержался, построил попутно киоск, «сникерсами» торговал, многие поразьезжались по весям: Нью-Йорк, Волковыск… В общем, в 1991 году группа развалилась.

Чтобы снова собраться в 95-м…

В.: С 91-го по 95-й была «музыкальная пауза». Чем больше пауза, тем лучше актер… Вспомнили старенькую программу, дополнили ее несколькими новенькими вещами, перевели все это дело на английский язык… Играть мы учились у мэтров тогдашнего мирового прогрессивного музыкального Олимпа.

Вы мало выступаете в Беларуси, больше за ее пределами…

О.: Дело в том, что белорусские исполнители, так называемые «звезды» (которые не «звезды» на самом деле), имеют прожиточный минимум или существуют на какие-то подачки от государства, студий… И ни один исполнитель, ни один коллектив, выехав из Минска, не соберет нормального зала, даже тысячного.

ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ?..

О.: Сомневаюсь… Касательно ЛЯПИСА ТРУБЕЦКОГО я вспоминаю «рок-корону» прошлого года и пытаюсь понять, какое отношение коллектив имеет к року.
В.: И к музыке, с частности…

Как обстояли дела с реализацией вашей кассеты?

В.: У нас вышла одна кассета — Keepsake, что в переводе со слэнга означает, по-моему, «маленький презент на память». Эта запись скорее помогала пересечь границу: группа едет на фестиваль, в качестве подтверждения даешь пограничнику кассету ….. и не нужно стоять двое суток в очереди. Ну не то что «даешь» как взятку, а как … keepsake.

Планируете пи записать что-нибудь новое?

В.: Во-первых, планируется смена названия, поскольку от ACCENT тех времен никого уже не осталось, и, мне кажется, творческий потенциал, связанный с тем составом и названием, постепенно иссякает. Мы сейчас на распутье: хотим сделать новую программу под новым названием..

Каким?

В.: Пока еще никто не знает.

Означает ли новая программа смену звучания, поворот к новой музыке?

В.: Безусловно. Это будет что-то другое.

ACCENT нередко упрекают в какой-то излишней консервативности, традиционности…

В.: Да, в общем, традиционный хард-рок, рок-н-ролл, облеченный в несколько жесткую форму… Что же касается формы, те, кто нас ругает, забывают, что есть и такое понятие, как содержание его, как правило, опускают… Но если ты играешь современно, это еще не значит, что хорошо. Это всего лишь современно. А все настоящее проверяется как раз временем.
О.: Никогда, например, я и коллектив (отвечу тут за всех) не стремились быть модными. Люди играют то, что внутри, в сердце, то, что нравится.

От чего, на ваш взгляд, зависит взаимопонимание с публикой?

В.: От взаимонепонимания публики. Серия концертов весной показала, что люди приходят потому, что им развлекаться негде, не потому, что выступает какая-то определенная команда, приходят, как в кафе, попить кофе, и растормошить их очень сложно. В этом смысле иностранная публика более раскованна: чем ты искреннее, тем искреннее они отвечают.

Ваши выступления тщательно продуманы, отрепетированы или присутствует элемент спонтанности?

В.: Рамки стиля, традиционного хард-рока, предполагают импровизационность. Конечно, каркас песни есть, но за 5 минут до концерта мы можем поменять форму, куплеты, сольные куски местами — как кому «катит» на тот момент времени.

Влияют ли на творчество взаимоотношения в коллективе?

О.: Безусловно.
В.: Это самое главное. Если в коллективе нет нормальных взаимоотношений, определенного микроклимата, доверия, ни о каком творчестве речи быть не может.

Представьте себе фантастическую ситуацию: на всю оставшуюся жизнь вас отправляют на другую планету с позволением захватить с собой 1-2 записи. Что бы это было?

В.: Очень жесткие рамки… Существует множество групп, у которых есть не пласты какие-то, не альбомы, а несколько музыкальных шедевров…
О.: С чего, в общем, все и начиналось. Я поздно «пришел» в хард-рок: в первый раз послушал это — тяжело пошло, а позднее я услышал «Burn» и «Stormbringer» DEEP PURPLE. Был просто поражен… Это бы, наверное, и взял.
И.: Моя любимая группа QUEEN. Наверно, что-нибудь из нее.

Нравятся ли вам всевозможные современные альтернативные течения?

О.: «Альтернативность», на мой взгляд, противоположность «профессионализму» как композиторскому, сочинительному таланту, исполнительскому мастерству.
В.: У меня такое впечатление, что это противоположность чему-то традиционному. Это скорее антимузыка.
О.: Эта музыка приходит ниоткуда и уходит в никуда, потому что произошла потеря первоисточника. Люди подражают тем, кто подражает сам. Почему не обратиться к изначальному и не учиться на классике?
В.: Любая уважающая себя личность, обретя какой-то опыт, все равно выскажет свое отношение. Но без этого опыта, который переварен, это просто куча эмоций.

Как вы считаете, возможен ли для белорусских музыкантов выход на международную сцену?

В.: Даже не думай… Что такое музыкальный рынок Беларуси? Никакой перспективы и развития нет, нет на сегодняшний день и таких команд.
О.: В принципе, российские исполнители (исключая ПАРК ГОРЬКОГО) недалеко ушли от белорусских… Вся эта совковая «рок-н-ролльная» тусовка всякие ЧАЙФ, НАУТИЛУС, БРИГАДА С… Это же бездарно и непрофессионально. Если ты бард, то для бардов есть отдельное место: Гребенщиков, Шевчук, Розенбаум…
В.: Никто не говорит, что они плохие поэты, но зачем к этому приклеивать святое слово «музыка»? Это стихи под аккомпанемент, не больше.
О.: Из этого интервью, наверно, сложится впечатление, что мы такие… «основные», злые…
В.: Это только попытка философски взглянуть на все происходящее, в том числе на самих себя. Мы к себе критически относимся: название меняем, программу меняем, о прошлых заслугах забыть, успехов практически никаких нет и не будет, и не хотим…
О.: Но, не имея ни финансовой поддержки, ни популярности, мы, наверное, менее потеряны для музыки, чем многие другие…

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Рецензия: 30 SECONDS TO MARS

This Is War © 2009 Virgin Этому альбому предшествовали: а) два мультиплатиновых диска, 30 Seconds To Mars (2002) и A Beautiful Lie (2005), благодаря которым тридцатисемилетний лидер группы Джаред Лето перестал быть...

Close