Интервью: ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА. «Жизнь в метафорическом смысле напоминает мне зубную боль»

(Эдуард Нестеренко, опубликовано в «Музыкальной газете», лето 2002)

Уже известно, что одна из самых интересных питерских групп, ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА, в ближайшее время намеревается заглянуть с концертами в Киев… поэтому (да не только поэтому: хорошая команда, хорошие люди… чего бы лишний раз не поговорить?) предлагаем вашему вниманию свеженькое и весьма любопытное интервью с лидером коллектива Эдуардом Нестеренко (вокал, гитара).

Начнём наш разговор, наверное, с последних новостей от ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА. Как проходит работа над новым альбомом, на какой стадии она находится? Чего нам ожидать от группы на этот раз?

Эд: Работа началась, какие-то предварительные комментарии пока весьма сложно давать, поскольку мы пока только ищем тот звук, который нам самим понравится, кое-что уже вырисовывается, но всё, опять же, ещё слишком иллюзорно и непредметно. Единственное, что могу сказать точно: не будет живых барабанов, вернее, конечно, они будут присутствовать на альбоме, но в засэмплированном виде — сэмплы лучших мировых барабанщиков. Мои вокальные данные, увы, не позволяют мне играть с живыми представителями данной профессии… Очередной раз расписываюсь в своём бессилии в работе с барабанщиками.

Нравится ли Вам сам процесс записи? Большинство музыкантов запись, скорее, напрягает и раздражает, нежели радует…

Эд: Да, очень радует. Безусловно, единственное, что я люблю в творчестве — это записи и репетиции. Концерты — это для любителей нездорового ажиотажа и выброса ненужного адреналина в кровь. В связи с этим мы сейчас совсем не даём концертов и концентрируемся на аранжировках новых песен и их подготовке к записи. Очень нравится репетировать: репетиции приносят настоящую радость, когда видишь, что коллеги понимают тебя и чувствуют твоё видение песни, и особенно тогда, когда песни начинают звучать. А коллегам по коллективу в моменты, когда я напрягаю или раздражаю их, я стараюсь на глаза не попадаться. Когда они рады меня видеть, правда, тоже не всегда стремлюсь попадаться… (Смеётся.)

Какова тематика лирики будущего альбома, какие вопросы интересуют, волнуют вас в первую очередь?

Эд: Отличное сообщение у нашего Артёма на автоответчике. Как вас зовут? Что делать? И едят ли курицу руками? Вот, собственно, ответ на вопрос.

Какие эмоции преобладают в новых песнях?

Эд: Мажорные в большинстве своём. Группа весьма бодра, весела и оптимистична.

Проведя сравнительный анализ, насколько и в какую сторону менялось настроение, эмоции от альбома к альбому, от одного жизненного этапа к другому?

Эд: Жизнь в метафорическом смысле напоминает мне зубную боль, она то проходит, то начинается снова, или сильнее или слабее. А вот если пытаться сопоставлять эти вопросы, то разные песни писались и пишутся в разные моменты — радостные или не очень — и невозможно как-то описывать альбомы только с одной стороны. На альбомах слишком много граней, разные песни с разных альбомов очень глубоко переплетены друг с другом и с внутренними настроениями в те или иные моменты. Это очень сложный вопрос. Можно, конечно, начать выпендриваться и философствовать, но очень уж не хочется этого делать.

Кажется немного странным, что, существуя уже почти 15 лет, группа выпустила не так много альбомов. Почему, что тому причиной? Лень, недостаток материала, излишняя критичность в его отборе, смены состава либо что-то ещё?

Эд: Конечно, на первом месте стоит лень, абсолютно точно Вы поставили её вперёд. Если же серьёзно, то всегда хочется, чтобы альбом был максимально качественен, хочется, чтобы он тебе самому после записи не надоел, и можно было бы его поставить друзьям и подругам и посмотреть за их реакцией, чтобы тебе самому при этом не было стыдно. Недостатком материала мы совсем не страдаем, но зачастую необходимо достаточно длительное время, чтобы сжиться с песней, понять — на самом деле ли ты хочешь её записать или это только минутная блажь и песню стоит отправить на покой? Пожалуй, излишняя критичность в отборе материала все-таки присутствует, Вы правы. Не хочется заниматься откровенной конъюнктурой. Можно было бы записываться гораздо больше, возможности такие есть, но стоит ли это делать и терять своё лицо в достижении сомнительных результатов?

Кстати, относительно перемен в личном составе… Насколько они вредны/полезны?

Эд: Хотелось бы играть в группе самодостаточных амбициозных коллег, которые постоянно заставляли бы тебя совершенствоваться и стремиться к постоянному повышению внутренней планки исполнительского мастерства, поэтому, наверное, смена составов — это просто постоянный поиск этих людей, неудовлетворение достигнутыми на каждом конкретном этапе результатами. И, наверное, это интересно, но на данный момент для ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА это совершенно неактуально. С Костей мы играем уже почти год, с Артёмом два года, главное, что нам всем интересно играть вместе и делать новые песни. Происходит совершенно ярко выраженная трансляция определённого рода энергий в группе, и все это очень хорошо ощущают и всем это очень нравится, а мне, как автору песен, хочется просто настроиться на эти поля и переложить их в песни. Есть ощущение, что мои песни находят живой интерес у коллег, и им хочется конструировать и играть их, а это самое главное — взаимопонимание в коллективе.

Бывало ли, что люди уходили от ощущения ненужности того, что делали?

Эд: В мире, видимо, бывали, в ПЕТЛЕ НЕСТЕРОВА — нет.

В ваших интервью часто поднимается тема коммерческой привлекательности и непривлекательности. Вы гордитесь статусом творчески свободной, некоммерческой группы — как, в принципе, делают все группы, у которых нет возможности гордиться тем, что их хотят покупать.

Эд:
Абсолютно точно, мы гордимся инди-статусом. Это совершенно правильно заданный вопрос и совершенно логичный ответ исходя из вопроса. Или Вы считаете, что творчески несвободные группы делают хорошую музыку? Не могу, сказать, что деньги нам безразличны, иногда их очень даже не хватает, но чаще всего я очень точно отдаю себе отчёт, что я делаю, почему и для кого, и тогда деньги перестают играть вообще какую-либо роль. И я считаю, что это единственно правильная позиция для художника. У нас есть база и возможности для расширения аудитории и очень плотного взаимодействия с шоу-бизнесом, но нет желания участвовать в играх, которые нам навязывают и которые могут понизить творческий потенциал группы. Мы не кичимся независимостью, не кричим на каждом углу об этом и, без сомнения, хотим расширить аудиторию, но не за счёт маркетинговых ярких шагов, а за счёт постепенного привлечения неглупых, понимающих людей, каждый из которых на вес золота и каждый из которых дорог и нужен нам. Не хотелось бы, чтобы случайные люди попадали в нашу орбиту и покупали наши альбомы, коих, кстати, продано не так уж и мало. Как сказала моя хорошая приятельница Света Лосева, которая до недавнего времени занималась так называемым ансамблем НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ (который мы дружно недолюбливаем, несмотря на то, что там играет басист нашего золотого состава Игорь Копылов): «Я люблю деньги, но есть две-три вещи в жизни, которые я люблю больше». Согласен с ней.

Сонюшкин Илья (директор ПЕТЛИ):
Всем давным-давно понятно, что группа ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА делает некоммерческую музыку не потому, что не может делать коммерческую, а потому что не хочет её делать. Если группа 15 лет гнёт свою линию и делает то, что её интересует, то, наверное, это происходит не просто так.

Эд:
Это точно…

Как, на ваш взгляд, достаточно ли предпринимается усилий, чтобы сделать коллектив более востребованным?

Эд: Вообще никаких усилий не предпринимается. Ради чего? Спрос определяет предложение — это основной закон экономики, но поскольку к экономике мы относимся весьма равнодушно, то и к усилиям по достижению какого-то большего уровня востребованности относимся весьма скептически. Ничего не предпринимается. Делаются лишь попытки максимально чётко зафиксировать в песнях ощущение, которое позволяет сосуществовать нам творчески.

Илья: Это гораздо важнее, нежели усилия по достижению каких-либо кратковременных результатов, которые будут заметны только участникам коллектива и девушкам, которым участники коллектива будут вешать лапшу на уши, показывая свои фотографии в журнале «Огонёк» и пытаясь добиться их благосклонности.

Эд: Как говорила Рина Зелёная: «Деньги пропил, а стыд остался». Фраза объясняет всё.

Тема лэйблов, разнообразных промо-агенств. Насколько хорошо организовано это дело в Санкт-Петербурге? Интересно было бы услышать мнение в общем, со стороны и изнутри — в рамках вашего с ними взаимодействия.

Илья: Мы с ними стараемся не взаимодействовать

Эд: По большому счёту, в Санкт-Петербурге ничего не организованно — ни с точки зрения лейблов, ни с точки зрения общественного питания, ни в личной жизни: Питер весьма странный город в этом плане. Здесь нет компаний, которые пытаются хоть что-то издать. Какие-то робкие попытки делает Бомба-Питер, но это настолько робкие попытки, что даже не хочется об этом всерьёз говорить. Если хочешь как-то худо-бедно издаваться, то тогда надо с Москвой сотрудничать, что мы и сделали, собственно говоря, издав альбом на мажорном с точки зрения питерцев московском лейбле CD-Land’e, не потеряв при этом лица и оставшись истинными петербуржцами.

Ваша оценка интернет-рекламы? Насколько полезна эта виртуальная штуковина конкретно для ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА?

Эд: Ой-ой, я как-то ничего об этом не знаю…

Илья: Конкретно для ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА гораздо симпатичнее традиционный путь размещения информации о себе, если такая необходимость появляется. Я имею в виду печатную продукцию. Как мне кажется, есть достаточно существенная разница между привычными бумажными и интернет-изданиями. В последнем случае, правда, люди точно также парятся в офисах с 9 утра до 6 вечера, но сам по себе материал таких интернет-изданий крайне некачественен, поскольку зачастую уровень образования «журналистов» весьма низок. Никого не интересует качество. Не побоюсь даже утверждать, что, как правило, там собираются достаточно случайные люди и журналисты-неудачники, которые не могут себя реализовать в обычной бумажной продукции и которые при этом обладают огромным количеством нереализованных амбиций, большой долей снобизма, стараются сделать муху из слона и заработать себе имя такими дешевыми сенсациями. Так что, как мне кажется, уровень интернет-изданий, за редким исключением, сейчас не заслуживает какого-либо особого внимания. Хотя, если друзья попросят и если мы знаем, что это хороший качественный сайт, то всегда дадим какой-нибудь анонс или материал для рецензии, в большинстве же случаев мы отказываем.

Музыкальное образование. Насколько тесно знакомы с этим делом участники ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА? И вообще, надо ли оно в рок-музыке? Рок-журналистике, критикам-рецензентам?

Эд: Мы не занимаемся рок-музыкой, у нас авиа-музыка (смеётся)...Серьёзный вопрос. Здесь каждый решает сам для себя. Если ты считаешь, что для занятий рок-музыкой тебе нужно музыкальное образование — то образовывайся. Если считаешь, что не нужно, — не образовывайся. За всех не могу говорить, но лично для меня такое образование не необходимо, я даже считаю, что оно могло бы только повредить в некоторых вещах, но это, опять же, исключительно моё частное мнение. Мой друг, к примеру, закончил музыкальную школу при Консерватории по классу скрипки, а сейчас играет на гитаре, причем делает это очень и очень хорошо, гораздо лучше, чем я. И когда я у него спрашиваю о том, сказывается ли его музыкальное образование на его исполнительском мастерстве, то он вполне искренне отвечает, что годы в Консерватории никак не отразились на его игре. И он тоже прав. Поэтому всё это для каждого человека индивидуально, но учится всегда надо, надо всегда видеть ноты, всегда нужно быть очень внимательным. Играя и слушая музыку, очень важно быть внимательным, необходимо всегда стараться увидеть что-то новое, что тебе незнакомо, удивляться и главное — не лениться.

Илья: Что касается рок-журналистики, то достаточно часто приходится сталкиваться с некомпетентностью и непрофессионализмом рок-журналистов, с их весьма поверхностными представлениями о музыке, так что здесь ответ очевиден — музыкальные критики должны быть однозначно очень образованы. Когда человек пишет о явлении, о группах, не зная его корней, не зная истории жанра, его законов, течений, краеугольных камней, причём ещё пытается навязать своё мнение, зачастую весьма агрессивно, да еще его речь преобладает большим количеством грамматических ошибок, то о каком профессионализме здесь может идти речь? Обычно мы очень жёстко относимся к таким «писакам» и ошибок не прощаем… (Смеётся).

Самый, на Ваш взгляд, лестный комплимент, который доводилось слышать относительно ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА?

Эд: В своё время, году в 91-ом, мы играли в минском Дворце Спорта, сыграли весьма недурно и после концерта подходит какая-то рыженькая пискля и задумчиво произносит: «Трава — это хорошо, но ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА — ещё лучше».

Здорово… Чем занимаются музыканты коллектива помимо музыки? Работа, увлечения?

Эд: Не думаю, что наши работы и увлечения сильно уж отличаются от работ и увлечений большинства людей, ничего специального нет, кроме некоторой примеси увлечений, которые присущи рок-музыкантам.

Часто ли Вы ходите на концерты, навещаете клубы?

Эд: Случается, конечно.

Ваши любимые питерские клубы? И каким должен быть клуб, в котором вы способны чувствовать себя уютно? Обстановка, контингент, музыка…

Эд: Любимые? «Молоко», «Грибоедов», новый клуб «Орландина» на Петроградской… да, в общем-то, и всё. В принципе, уютно можно себя чувствовать и в клубе, который в общепринятом мнении не славится своей обстановкой, контингентом и музыкой, и напротив, в любимом клубе можно почувствовать себя весьма неуютно, что, согласитесь, достаточно часто происходит. В любом месте ди-джей может выдать отличные заготовки, а барменша одарить ослепительной улыбкой. Тут скорее вопрос попадания в волну.

Часто ли выступаете сами? Удаётся ли «вылазить» из рамок родного города или по-прежнему, принципиально, играете только там?

Эд: Мы сейчас вообще не играем концертов, поскольку, как я уже говорил, чуть-чуть в другой плоскости лежат интересы, как почувствуем, что соскучились по концертам и поездкам — сразу же начнём играть. Не знаю, откуда Вы взяли эту информацию, что мы принципиально не играем нигде, кроме Питера, это не совсем верная информация, просто чаще всего смысла в поездках никакого нет, даже в соседнюю Москву. Хотя путешествовать я бы не отказался, но скорее просто как турист, без группы, так как чаще всего тебе предстоит концерт и все сопутствующие этому мероприятия и отдохнуть в поездке не удаётся, тем более поезда не способствуют этому, выездные концерты воспринимаются как непростая работа. А так, в принципе, мы планируем выбраться осенью этого года к вам на Украину с несколькими концертами, если успеем оформить паспортные взаимоотношения с нашим государством.

Илья: Особого стремления нет, но съездить в мини-тур по Украине было бы не так плохо, тем более нас все очень зовут к вам, но мы всё затягиваем. На самом деле будет неплохо, если эта затея осуществится, но не получится приехать — ничего страшного.

Надеюсь, всё получится… Самая необычная/странная история рождения песни, которую вы можете вспомнить…

Эд: (Долгая пауза.)..Да, пожалуй, можно рассказать одну такую историю, связанную с песней «Полночь» с нашего последнего диска. Текст этой песни я написал, сидя на подоконнике в какой-то клинике, — это была то ли Военно-Морская клиника, то ли Военно-Медицинская Академия, что-то милитаристское, словом, было в названии. У моей спутницы были какие-то проблемы, и я нашёл одного доктора. Мы пришли туда, я уже был в достаточно взвинченном состоянии, и в итоге, когда она в конце концов зашла к этому профессору, я остался наконец-то один и набросал эту песню. По-моему, это была одна из самых странных историй написания песен в моей жизни, что-то было во всём этом. Может быть, не самая яркая история, но просто почему-то это вспомнилось в первую очередь. Если бы Вы задали мне этот вопрос заранее, я бы наверняка что-нибудь более необычное вспомнил бы, хотя в рассказанной мной истории есть какая-то мистика и странность — для меня, по крайней мере. Это было достаточно давно, но песня, тем не менее, прошла через все эти годы, выдержала проверку временем и заняла достойное место на альбоме.

Бывает ли, что вдохновение приходит во сне?

Эд: Не могу вспомнить таких случаев, если честно.

С какой песни/группы/альбома началось ваше знакомство с т.н. русским роком?

Эд: Наверное, с какой-то песни Майка Науменко. Видимо, где-то в гостях кто-то поставил магнитофонную плёнку, вот тогда русский рок и начался для меня, хотя, может быть, это были и МИФЫ, ещё с Ильченко: «Я так хочу собакой стать, вилять хвостом и подавать всем лапу…». Или что-то из того… (Смеётся). Это было ещё до АКВАРИУМа, до КИНО.

Илья: Русский рок ли это?

Эд: А что же?

Илья: Рок-музыка же не бывает русской или французской, так или иначе, все корни всё равно произрастают из блюзовой Америки и английской психоделики 60-х, просто бывает хорошая или плохая музыка, зачем её делить по национальным признакам?

Эд: Не знаю, это теория, хотя термин «русский рок» почему-то существует только у нас, в самом деле, и нам не очень близко то, что принято под ним подразумевать.

Первая песня, которая запала в душу?

Эд: «Дай мне напиться железнодорожной воды» Гребенщикова.

Илья: Первым отечественным альбомом, который прочистил мне мозги, был Любимые песни Рамзеса IV АКВАРИУМа, он тогда только вышел и, насколько помню, тогда был очень актуальным для меня.

Несколько слов о каждом из участников ПЕТЛИ НЕСТЕРОВА, что-то вроде краткого психологического портрета?

Эд:
Невозможно это сделать, все люди уникальны и талантливы по-своему. Тем более я не вправе в отсутствие Кости и Артёма рассказывать что-то о них в таких тонких вопросах. Тем более, это заняло бы достаточно много времени, потому что нельзя рассказать о человеке, только поведав о его технических или каких-то других навыках. У нас ансамбль — это маленькая семья, как мне кажется. А обсуждать, кто как готовит и кто лук пережарил, по-моему, не слишком уж интересно. Могу лишь сказать, что все относятся к своему делу бережно, с любовью и полностью исполняют свои обязанности, а это залог успеха.

Самая большая ошибка, которую Вы совершили в жизни? Жалеете ли о чём-то?

Эд: Еще не совершили… (Смеётся). Нет, ни о чём не жалею, всё не зря происходит.

Газеты, журналы, которые Вам интересно читать? Много ли среди них изданий музыкальной направленности?


Эд:
Нет, никаких газет и журналов не читаю: единственный журнал, который я перелистываю — это журнал «Geo» трёхлетней давности, который валяется в комнате.

Илья: Минская «Музыкальная Газета» и, если удаётся найти, английские «Mojo» и «Q».

Наиболее актуальные на данный момент книги?

Илья: Постнов…

Эд: Да, Постнов. «Страх»

Музыкант, которому бы Вы (будь такая возможность) поставили памятник на главной площади своего города?

Эд: Ого, ничего себе вопрос… Рахманинов…

Илья
: Brian Jones.

Релиз (из числа последних), который Вас поразил/удивил/впечатлил/особенно порадовал?

Эд: Я не слышал последних STONES, последний альбом R.H.C.P., но практически уверен, что это типичные коммерческие продукты, хотя не сомневаюсь в их качестве…

Илья: STONES ещё только пишутся, R.H.C.P. уже занимает первое место в хит-парадах по обе стороны океана.

Эд: Ну вот видишь…последнее, что меня действительно порадовало — это BASEMENT JAXX.

Насколько мне известно, в начале своего творческого пути группа часто попадала под «обстрел» со стороны аудитории: на сцену, бывало, летела всякая неприятная дрянь. Случается ли такое сегодня?

Эд: Нет, конечно, что Вы… Это было всего лишь на одном концерте, когда мы играли в питерском СКК на разогреве КИНО, и публика была весьма специфическая — настоящие гопники, так что это была единичный случай, нас чаще всего очень тепло принимают.

Илья: Теперь бутылки не кидают на сцену, а аккуратно ставят на сцену или передают музыкантам в паузах между песнями… (Смеётся).

Ваша Мечта?

Эд: Да, вопрос неожиданен…надо долго думать… (Долгая пауза) …да нет у меня никакой мечты, всё уже сбылось, самое главное, что человек может себе пожелать — это спокойствие души. Совесть меня не точит, ежедневно и педантично, и я спокоен, как удав… (Смеётся).

И последнее, Ваши любимые места в прекрасном городе Питере?

Эд: Чем же он так прекрасен-то? Совершенно не понимаю. Моё любимое место — мой дом. Когда прихожу домой — делаю всё, что захочу, спокойно и непринуждённо, и никто меня не напрягает.

Петля Нестерова

† Эдуард Нестеренко R.I.P. 30 октября 2008 года

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Интервью: ПАРК ГОРЬКОГО (GORKY PARK). «Мы прошли через все: наркотики, глупости… чего только не было»

(Алексей Белов, написано для журнала "1ROCK", лето 2009) Весть о возвращении воссоединенного "Парка Горького" на большую сцену стала не только подарком для ностальгирующих поклонников легендарной команды, но и темой многочисленных обсуждений, слухов...

Close