Алекс Вебстер, CANNIBAL CORPSE: «Я несколько месяцев чистил конюшни»

Результаты моего опроса на тему «Что, на ваш взгляд, является самой отвратительной работой на свете? И о каких своих занятиях вы вспоминаете с ужасом?» (публиковался в 1ROCK)

Кирилл НЕМоляев – БОНИ НЕМ
Я около десяти лет танцевал в труппе балета Большого театра – не имея к тому особых способностей. (По признанию музыканта, был отчислен в 1998-м за длинные волосы – прим. AC) До этого пережил восемь лет балета в Московском хореографическом училище. Сейчас вспоминаю то время как кошмар. Просто мрак. Ад!!! К счастью, все это давным-давно закончилось, и в последние годы я занимаюсь приятной работой.
Хуже всего будет, если мне придется играть в БОНИ НЕМ лет в шестьдесят. Это вообще трындец, хуже не придумаешь. Катастрофа.

Патрик Йенсен – THE HAUNTED
Хуже всего на свете – это лабать пауэр-метал!
А из личной практики с отвращением вспоминается день, когда меня вызвали в морг. Я тогда работал в технической службе университетской больницы. В общем, в «мертвецкой» произошел засор возле одного из столов для вскрытия. Там такая большая мясорубка на конце стола, в которую поступают куски плоти перед тем, как это все сливается в канализацию… Система засорилась. Мне пришлось разбирать мясорубку и чистить ее… Куски гнилого человеческого мяса… Невероятно, чудовищно, отвратительно!..

Дэниел Врангсинн – CARPATHIAN FOREST
Нет ничего хуже, чем работа в саду. Ненавижу копаться в земле. Просто ненавижу. Мне кажется, я готов вычистить все конюшни мира вместо того, чтобы подстричь одну-единственную лужайку. Если у меня когда-нибудь будет дом с земельным участком, я просто заасфальтирую все вокруг и буду кататься на машине.
А еще, мне кажется, быть музыкантом очень хреново – так же хреново, как и прекрасно. Слишком большой контраст: сначала ты звездно сияешь во время тура, а потом становишься никем, вернувшись домой…

Марко Тервонен – THE CROWN
Самое мерзкое занятие на свете – это политика. А в моей жизни был неприятный опыт работы в области машиностроения – возился с шинами. 200 штук в день. Очень тяжело.

Бенджамин Вайнмен – THE DILLINGER ESCAPE PLAN
Нет ничего более грязного и отвратительного, чем чистить трупы… ну или, может, работать на заводе по переработке говна, хаха. Хотя и у меня был кое-какой неприятный опыт. Я одевал девушек-моделей перед фэшн-показом… Стоп! Кажется, я что-то не то сказал!.. Это была лучшая работа в моей жизни!

Алекси Ахокас – RAPTURE, FRAGILE HOLLOW
Я когда-то делал коллажи и макеты для фотобанка. Нет, работенка была ничего, но вот босс – полнейший мудак. В результате я тупо забивал на поручения, все портил… помнится, однажды не стал делать работу, за которую платили 20 евро в час, – вместо этого пошел домой смотреть телик!
А что касается реальной грязи, то мне жаль людей, которым будет поручено очистить нашу репетиционную точку от всего говна, которое она в себя впитала!…

Ивар Бьорнсон – ENSLAVED
Мне кажется, самое отвратительное занятие – это спасать обдолбанных наркушников в криминальных районах больших городов. Тотальная антисанитария; опасность; ужасные картины смерти и разрушения. Мне так жаль этих медиков… Ну, впрочем, патологоанатом – тоже не самая приятная профессия. Хотя, наверно, привыкаешь.
Что касается моих личных переживаний, то худшее из них пришлось на период, когда я работал реставратором старых зданий в Бергене. Однажды мой коллега нашел комнату, забитую целлофановыми мешками. Очень вонючими. Он не решался их открыть и позвал меня. Вах! Пакетики были забиты старым, слежавшимся, гниющим мясом, кишащим опарышами! Никогда не забуду этот запах. Я блевал весь день. Ну и теперь вряд ли что-либо способно вызвать у меня большее отвращение.

Никлас Сандин – DARK TRANQUILITY
Полагаю, самое противное – это работа в канализации. Я однажды видел документальный фильм о людях, которые прочищают канализационные трубы в большом городе. Это было жутко. Мне кажется, трудно придумать что-либо более мерзопакостное.
Ну а я… что ж, могу похвастаться! Я никогда не занимался честным трудом, хаха!.. Все, что было в моей жизни, – это студийная работал, музыка, графический дизайн… никаких неприятностей.

Алекс Вебстер – CANNIBAL CORPSE
На моем счету много всяких грязных занятий. Например, перед тем, как стартовать CANNIBAL CORPSE, я ушел с восковой фабрики. Полтора года там проработал: целыми днями упаковывал восковые изделия в коробки. Затем я поступил в Государственный колледж Баффало, но во время каникул все равно умудрялся подыскивать в меру приятные способы подработки. Последним местом (перед тем, как мы выехали в свой дебютный тур в поддержку Butchered At Birth), помнится, был деревообрабатывающий завод: там я тоже был упаковщиком. Неквалифицированный труд на заводской линии – это как раз то, что надо музыканту: быстро обучаешься, в любой момент можешь забить и, главное, никто и слова не скажет о твоей внешности. Можешь ходить как фрик – и всем пофиг.
Да, кстати, в течение нескольких месяцев я чистил конюшни. Противно, конечно, но не настолько, как телефонный маркетинг, которым я как-то занимался во время каникул. Звонил людям и пытался втюхать им журналы. При этом практически каждый человек, поднимая трубку, начинал крыть меня благим матом. Ужас, блин!

Теги:



Есть что сказать? Пишите!

Оставьте свой комментарий

антиспам-проверка (введите число) *

Читайте также:

Гримасы шоу-бизнеса: Heidi Montag

Я редко пишу о попсе, но иногда новости из мира запредельного шоу-бизнеса веселят не на шутку, и ими действительно хочется поделиться. Речь пойдет о Хейди Монтаг (Heidi Montag), 23-летней американской звезде местных...

Close